Огласительные беседы с протоиереем Андреем Каневым часть 3
X Закрыть меню
МЕНЮ
Церковная лавка

Огласительные беседы с протоиереем Андреем Каневым часть 3

Содержание

Беседа 97. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 1

Беседа 98. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 2

Беседа 99. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 3

Беседа 100. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 4

Беседа 101. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 5

Беседа 102. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 6

Беседа 103. Страсти и борьба с ними. Борьба с унынием

Беседа 104. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд 

Беседа 105. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 2

Беседа 106. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 3

Беседа 107. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 4

Беседа 108. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 5

Беседа 109. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 6

 

Беседа 97. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 1

22 ноября 2023 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем нашу передачу «Страсти и борьба с ними». Сегодня у нас 97-я встреча в рамках большого цикла. 

Каждую передачу я говорю о том, что мы занимаемся по определенному плану. Поэтому тех наших зрителей, кто присоединился только сейчас, я отсылаю к самым первым передачам, в которых мы говорим об основах веры. Христианство – это особая религия. И ее особенность в том, что, прежде чем исправлять жизнь, надо изучить веру и точно знать, как Церковь учит о Христе, Боге, спасении.

Мы уже разобрали чревоугодие, блуд, гнев, сребролюбие, печаль. И сегодня начинаем небольшой цикл, который посвящен изучению страсти уныния. Цикл называется: «Уныние – веселая пустота». Сегодня часть первая.

Почему веселая пустота? Как практикующий и исповедующий священник я знаю, что когда мы готовимся к исповеди, то очень хорошо знаем гнев, заметим сребролюбие, очень ярко проявляется чревоугодие (селедку не вовремя употребили), но очень плохо видим уныние, печаль, тщеславие и гордость. Мы плохо знаем их, хотя на самом деле мы все плаваем в печали и унынии. Да у нас и время само по себе очень унылое, но не из-за внешнеполитических событий, а именно из-за того, что мы живем в обществе потребления. А общество потребления, построенное на капитализме, то есть на желании обогатиться через страсти, естественно, развивает сферу развлечений. Это и телевизор, и социальные сети, и Интернет. Все что угодно: игры, множество всевозможных сериалов, фильмов. Все для того, чтобы человек развлекался.

Давайте различать уныние и печаль. Одна страсть вечно всем недовольна, ропщет. Это страсть печали. А другая веселая. Не потому, что очень счастливая, но она веселая, так как развлекается. Страсть уныния как раз связана с таким состоянием души. Страсть непростая. Не просто объелся и почувствовал переедание. Это сложная страсть, но ее общий образ именно развлекающийся.

Почему веселая пустота? Давайте начнем разбирать со слова «пустота». Оно всем понятно. Пустота – это отсутствие чего-то. Что дает это состояние пустоты? Расслабление. Нет душевных сил, нет настроения, руки опускаются, чувствуешь, что у тебя нет сил. Есть силы включить компьютер и полночи сидеть в Youtube, смотреть сериал, читать какие-то детективы. Но нет сил для того, чтобы взять Евангелие, начать изучать толкования. У тебя нет внутреннего настроения. Вот что такое расслабленность. Понимаете? Духовная пустота, эмоциональное опустошение. Все, что касается духовного, кажется мрачным, каким-то безвкусным, неинтересным, чужим для твоей души. Нет желания духовно трудиться. Согласитесь, очень трудно поставить себя на молитвенное правило и внимательно его прочитать. Казалось бы, что там сложного? Минут 10–15 (правило бывает разное). Но как трудно взять и собраться... То одно дело, то другое, надо и к работе готовиться, и рубашку погладить, и обувь почистить, и с детьми пообщаться, кому-то вдруг позвонить, проверить что-то по соцсетям и так далее. Мы оттягиваем до последнего, а потом с мутной головой вечером поизображали молитву – и спать.  Это как раз и есть проявление уныния, этой самой духовной пустоты, ненаполненности.

Надо пойти в субботу вечером на вечернюю службу? У нас тут же куча аргументов: работали целую неделю, устали, надо заняться важными делами. Мы остаемся дома и какими делами занимаемся? Болтаем в Интернете. И что, ты отдохнул? Нет, не отдохнул. Пойти в воскресенье на литургию? Спать хочется. И это состояние, когда хочется спать, тоже связано с тем, что, когда пусто, организм начинает работать по-другому. Человеку лень чем-то заниматься. Какая-то обессиленность, сонливость. Это тоже глубокое состояние пустоты. Нежелание духовно трудиться, заставить себя готовиться к исповеди. Я уж не говорю про ежедневное внимание к себе. Я сам, к сожалению, не могу похвастаться, что каждый день внимательно за собой слежу. Это как раз проявление уныния.

Многозаботливость, когда берешь на себя много задач, лишь бы не остаться один на один с собой, лишь бы не заглядывать в себя. Лукавый очень часто использует многозаботливость, чтобы максимально отвлечь нас от нашего внутреннего состояния.

Нас тяготит тишина. Мы живем в информационном шуме, постоянно в голову лезут звуки, мелодии, музыка, какие-то фильмы, разговоры… И, казалось бы, дома-то посиди в тишине, сосредоточься над книгой. Но мы открываем ее, а там слишком много букв. Мы говорим, что у нас развилось клиповое мышление. А откуда? Почему оно развилось? Потому, что мы перестали читать, перестали уделять этому время. Что означает клиповое мышление? Человек хватает куски какой-то информации, но не выстраивает ее логично. Он просто потребитель. Открыл рот, и ему пихают какие-то куски информации в сердце и  ум.

Когда человек попадает в тишину, опять же начинает чувствовать пустоту, одиночество, тяжесть. Ему плохо, и начинается: включил радио, сериал или Youtube, и пошло, пошло, лишь бы заполнить эту пустоту. Она как раз связана со скукой. Духовно неинтересно, скучно.

В 90-м псалме мы просим Господа, чтобы Он избавил нас от беса полуденного. Что это такое? Получается, в полдень, когда человек пообедал, у него начинается сонливость, не хочется сосредоточиться на работе. Это как раз действие того самого полуденного беса. Беса уныния. Когда он влияет на человека, тот не хочет сосредоточиться и работать над собой, вообще ничего не хочет делать.

С этим же связано и охлаждение в вере. Человек вроде начинает горячо, его все интересует, потом начинается реальная борьба со страстями, и он не замечает, как остывает в вере. Христианство – это религия духовных воинов, это про войну, про борьбу, а не про развлечение и православные дискотеки. Это про то, чтобы бороться, чтобы идти, падать, вставать. «Сбили с ног – сражайся на коленях! Встать не можешь – лежа наступай», – говорил командующий ВДВ Василий Филиппович Маргелов. В духовном плане это очень христианская пословица. Это христианский принцип: идти ко Христу, а если не можешь идти – ползти. А уныние говорит: полежи, отдохни, не надо этим заниматься, это скучно. Получается, с точки зрения уныния христианство скучное. К сожалению, очень много людей заражаются этим духом уныния, и потом, остывая в вере, они живут в сфере развлечений.

Развлечение пустое. Поэтому «веселая пустота». Ее же надо чем-то заполнять. Тем, что этой страсти вкусненько, интересненько. И как мы развлекаемся? Мы же не берем изучать святителя Василия Великого. Это труд, надо себя заставить вдуматься в текст. Но думать не хочется, хочется развлекаться: легкие песни, книжки, литература. Сейчас огромный спектр этих развлечений в Интернете, от очень сложных компьютерных игр, куда засасывает и детей, и взрослых, до целых развлекательных каналов с сериалами. Не так давно включил телевизор, и там целые каналы, посвященные просто одному сериалу. Ты можешь залипнуть и сутками смотреть один и тот же сериал. Это и нужно этой страсти. Лукавому нужно, чтобы мы сидели там и забыли, что мы христиане, воины, которые призваны для борьбы, и что Господь победил все зло. Лукавому нужно, чтобы мы лежали в этом болоте и хрюкали, пуская пузыри.

Уныние не простая страсть. Она многогранная. Образно ее можно представить как карусель, которая крутится от многозаботливости до лени. Получается, страсть-то одна, а ее проявления очень необычные. Почему мы часто и не замечаем ее? Потому, что она ведет себя очень хитро. Не так, как блуд: бабах – и у тебя все вскипело. Она действует очень хитро. Все начинается с пустоты, с этой духовной опустошенности. Человек начинает ее заполнять многозаботливостью, вместо того чтобы начать бороться. Как бороться, мы обсудим позже, после того как разберем ее проявления. И человек начинает развлекаться. Потом еще больше. Потом он устал и уже не совсем способен помолиться, почитать. Индустрия развлечений предоставляет колоссальные возможности. Необязательно сидеть дома. Это и какие-то ночные клубы, гости, пьянки, гулянки. Страсть уныния на самом деле очень тесно связана со страстью чревоугодия. Человек начинает развлекаться, провел время в ночном клубе, потом пошел к друзьям, выпил хорошо. А что начинается дома после такого бурного развлечения, веселья, времяпрепровождения или долгого сидения за компьютером? Что мы чувствуем? Давайте поставим себе правильный диагноз. Правильно, мы снова начинаем чувствовать пустоту. Понимаете? Это такая хитрая ловушка. Она очень легко ловит людей своим разнообразием. Сначала у нас пустота, надо развлечься, развлеклись – и снова пустота, одиночество. В тишине не можем сидеть, снова включаем сериал. А как развивается индустрия развлечений? Как снимаются сериалы? Серия заканчивается на самом интересном месте, и нам надо посмотреть еще одну. Ведь правда? Уже за полночь, а следующая-то серия еще интереснее. Ты еще посмотрел, с трудом уснул, утром встал разбитый, у тебя снова на душе мерзко, пусто, ты идешь заниматься многозаботливостью, про молитву забыл, развлекаешься, когда надо работать, тебе лень.

Смотрите: с одной стороны – многозаботливость, с другой – лень, с одной стороны – пустота, с другой – развлечения. Особенность этой самой страсти – вот такой круг. Человек крутится, крутится... А чтобы это осознать и покаяться, надо увидеть себя в этом колесе суеты. И если ты не увидел себя так, не означает, что ты в этом колесе не находишься.

Монахи в древности (про современных не знаю) писали, что борьба с унынием – очень тяжелая, прямо кровавая. Ведь когда что-то делаешь на вдохновении – это одно. А когда надо ежедневно совершать один и тот же труд – молитву, борьбу с собой, лукавый тут же тебя прикрутит и начнет бороться с тобой вот этим самым унынием.

Это круг, в котором мы с вами, братья и сестры, все находимся. Ну, по крайней мере, большинство из нас в этом живет. Так что обратите внимание. Сейчас мы с вами познакомимся с проявлением этой страсти, чтобы знать врага в лицо, чтобы знать, как проявляется эта духовная болезнь.

У нас был цикл о принципах покаяния, о том, какое оно должно быть. Если человек еще не может победить страсть, но уже знает ее проявления, уже кается в них Богу и в личных молитвах и на исповедь выносит, это уже начало выздоровления. А если человек живет и не подозревает, что у него какая-то смертельная болезнь, он же и лечиться не будет – особенно если у него при этом не болит нигде.

Так что будем знать: страсть уныния – это когда, с одной стороны, не болит нигде, но, с другой стороны, по признакам ее очень легко увидеть: хочется молиться или нет, заставляешь себя или нет, изучаешь Священное Писание или нет и так далее.

Чем уныние подпитывается? Оно тесно связано с чревоугодием. Если человек очень сладко, вкусно питается, не соблюдает режим питания, не применяет аскетические правила (легкие, для мирян, для нас с вами, в духовном плане детсадовских ребят), то после такого пресыщения обязательно наступит уныние – состояние скуки, пустоты, необходимость чем-то эту пустоту заполнить.

В обратную сторону это тоже работает – когда человек начинает унывать и говорит: «Я свои проблемы закусываю». Как он эти проблемы закусывает? Тут интересный механизм: печаль напрямую связана с унынием. По гордости человек не принял то, что ему Бог послал, – какую-то скорбь, трудность. Он начинает роптать, печалиться. И следующий пункт программы – он опускает руки. Опускание рук – как раз эта пустота.

Не случайно в святоотеческой «табличке» развития страстей уныние стоит после печали. Они на самом деле связаны: человек начинает печалиться, опускает руки, и тут силу берет уныние. Уныние похоже на паразита, который вцепился в тебя и незаметно, без боли, без кровищи начинает сок из тебя тянуть.

Печаль – это реакция на какие-то личные или общественные скорбные события в жизни. Ты начал печалиться, у тебя началось уныние, и ты начал проблемы закусывать. Начал раскармливать свою плоть, тучнеть – потом уже не сможешь быть духовно боеспособным. Уже начинается лень, уже надо развлекаться, уже не до похода в церковь, не до доброделания, не до исполнения заповедей, чего-то еще полезного – читать неохота, охота спать или развлекаться.

Еще уныние бывает от усталости. Бывает, человек на самом деле устал – трудился, трудился и утомился. Отдохнул, набрался сил и пошел дальше трудиться. А бывает усталость от того, что человек опять же по гордости или по тщеславию взял на себя больше трудов, нежели может понести, то есть не рассчитал свои силы, не посоветовался. Начинает что-то делать и потом, соответственно, перегружается и унывает.

И тоже получается чревоугодие. А потом (не в ту же секунду, конечно, но скоро) начнут мучить те самые страсти, которым раньше человек потакал, а теперь уже перестал. Чревоугодие называется дверью в душу для других страстей. Человек бороться перестал, начал чревоугодничать, и из него снова всякое лезет – и блуд может вернуться, и сребролюбие, и гнев, и другое. Вся эта «красота» вернется в несчастную душу.

Все потому, что человек начал унывать. А если мы этого не замечаем, представляете, что происходит? Вот мы и живем в этом самом круге «веселой» пустоты. Надеюсь, понятно, братья и сестры. Если непонятно, я прошу вас где-то в комментариях под видео на Youtube написать, и тогда мы еще более подробно тему разберем. Но думаю, все и так понятно.

Сейчас давайте приступим к изучению проявлений грехов в этой самой страсти. Напомню, что у каждой страсти все грехи делятся на три вида. Смертные грехи – крайне страшные. Если человек их не исправит, не будет каяться, то, как констатируют святые отцы, к сожалению, он в ад попадет. Потом идут тяжкие грехи и условно простительные (то есть грехи, которые проявляются, но не требуют какой-то большой духовной работы, – при ежедневном покаянии человек может прийти в норму).

Итак, мы сейчас будем разбирать смертные грехи по страсти уныния. Еще раз скажу: они отличаются от грехов, вызванных другими страстями. Смотрите: «Произвольное понятие о Боге и спасении». Казалось бы, в чем проблема? А проблема в том, что не мы с вами сочиняем веру, а Церковь нам передает знания о вере и о христианской жизни. И каждый член Церкви в первую очередь должен быть учеником Христовым.

Ведь Господь в Евангелии говорит: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем.  Господь открывает нам истину. И вот если человек живет в такой «веселой» пустоте, он на самом деле не интересуется истиной. Пилат говорит Христу Спасителю на суде: что есть истина? Это же не было такой просьбой: «Расскажи, что такое истина! Я давно мучаюсь этим вопросом!» Скорее, он сказал: «Да ладно, вы болтаете что-то про истину, меня это не интересует».

И вот сколько у нас людей, в том числе и христиан, живет в «веселой» пустоте! И им неинтересно, что такое истина, они живут сами по себе. Но если мы с вами приходим к вере, к Церкви, то обязательно должны потратить силы и время на то, чтобы не говорить: «А я считаю так…» А ты кто такой? «Я художник, я так вижу». Но это вообще не про изучение веры. У тебя в голове винегрет!

Братья и сестры, на «Азбуке веры» есть тесты по основам вероучения. Проверьте себя. Очень часто бывает, когда человек думает, что он все знает, а оказывается, что у него в голове некий «компот» из ересей. Вот этого не должно быть. Казалось бы, что мешает взять и проверить себя, прочитать внимательно Катехизис? А вот «веселая» пустота не дает.

И человек может ходить в храм, даже участвовать в таинствах, но при этом иметь произвольное понятие о спасении: «Ну, Церковь что-то там говорит, а я считаю по-другому». Это все равно как если бы на математический факультет поступил студент и сказал: «Ну, вы там считайте свои формулы, а я считаю по-другому». Так он до первой сессии не доживет – в смысле жив-то останется, но его выгонят.

А почему мы думаем, что, придя в Церковь, можно принести свои понятия? Чему-то тебя учила бабушка – это все равно надо проверять, что-то ты в газете прочитал или на каком-то телеканале что-то услышал (там же ложь в большом количестве разливается, надо тоже все проверять). Нельзя по этим своим понятиям жить. Почему это уныние? Потому, что это состояние развлекающегося человека, не желающего изучать истину.

Братья и сестры, в следующий раз продолжим. Помоги всем Господь! До новых встреч на телеканале «Союз».

 

Беседа 98. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 2

29 ноября 2023 г.

Смотреть видео.

Мы начали цикл по разбору страсти уныния. Он называется: «Уныние – веселая пустота». Сегодня 98-я встреча. Мы идем по плану, поэтому если вы хотите понять все, о чем мы говорим, то в обязательном порядке надо начинать сначала, с первых передач об основах веры. Я понимаю, что материала много. С одной стороны, это затруднительно, но с другой стороны, если вы хотите разобраться и лучше подготовиться к исповеди, то мы даем вам такую возможность на телеканале «Союз». 

И это как раз связано со страстью уныния. В прошлый раз мы говорили, что эта страсть впрыскивает в душу человека противоядие, вернее условное обезболивающее, которое расслабляет. Не хочется ничего делать: не хочется изучать веру, не хочется идти ко спасению. Опускаются руки. Поэтому если мы хотим разобраться со страстями, то берем и изучаем. 

В прошлый раз мы начали разбирать смертные грехи. Разобрали только один: нежелание человека идти к истине. Равнодушие, когда человек живет по своим собственным понятиям. Это очень опасно. Почему это смертный грех? Если человек садится за руль автомобиля и говорит: «У меня свои собственные понятия. Мне не важно, что написано в правилах дорожного движения. Я буду ездить как хочу», – кто он? Убийца. Мы же понимаем: если человек будет ездить как хочет, то повредит и себя, и других. Человек, который живет в веселой суете и которому не до истины, никогда не спасется. Проблема в том, что он даже не ставит эти вопросы.

Следующий подвид смертных грехов этой страсти: если вы не изучаете православную веру. Связано с первым грехом. Человек вроде бы считает себя православным, может даже ходит на таинства, посещает церковь, ставит свечки, подает записочки. И мы, священники, расслабились, рассиропились, что люди ходят – и все хорошо. А проверь-ка, знает ли человек веру.

У нас на приходе, в котором я служу, в церкви Владимирской иконы Божьей Матери на Семи Ключах, мы уже несколько лет проводим одно интересное мероприятие. Понятно, что мы готовим людей к таинствам, изучаем вместе с ними основы веры – это как бы наша бытовая жизнь. А в начале Великого поста, на Торжество православия уже в течение нескольких лет мы проводим общеприходское тестирование. Мы со священниками готовим тест, опросник. Каждый священник – это в первую очередь катехизатор. И Торжество православия для нас – это не просто воспоминание о том, что мы когда-то победили еретиков. Конечно, мы и это празднуем, радуемся и вспоминаем. Но Торжество православия как раз не в том, что мы всех победили вокруг и у нас стало больше золотых куполов или людей, номинально называющих себя православными. Торжество православия – в истине, Торжество православия – во Христе. Пасха – наше Торжество. Крест Христов – наше Торжество.

В этот день проводим тестирование. Очень интересные результаты. Даже взяв во внимание, что мы со священниками стараемся внимательно относиться к изучению основ веры с прихожанами, все равно попадаются люди, которые вроде и оглашение прошли, и катехизацию, и читающие, и думающие, и мыслящие, но делают ошибки. И это дает нам повод потом, соответственно, составить план бесед во время Великого поста и освещать те темы, где образовался пробел. Человек мог что-то забыть, и надо это напомнить. Это наш священнический долг в том числе.

А тут получается, что человек не изучал православную веру. Как он будет ездить по дорогам, если не изучал правил дорожного движения? Это невозможно. Как человек может работать на каком-то сложном аппарате, если не читал инструкцию? Мы скажем, что это безумие. Как врач может лечить больного, если вообще не изучал этот вопрос? К такому врачу мы не пойдем. Пусть даже он купил себе диплом какого-то супермедицинского института. Но он ничего не изучал, а значит – не специалист. Он убьет нас своими импровизациями.

Грех, когда христианин не изучал веру. Мы сейчас говорим не о каких-то высочайших богословских формулировках, которые нужно запоминать, а об оглашении, об основах, о базе. Ведь христианство – это религия на самом деле универсальная. Она и для профессора богословия, и для простого христианина.

Ведь кто были апостолы? Они не оканчивали семинарий, но окончили академию Христову: учились у Него. А потом пошли проповедовать всем людям. К ним приходили люди разных социальных сословий, разного образования и так далее. Поэтому не надо пугаться того, что надо изучать веру, просто бери Катехизис и читай. Сейчас в Интернете столько вариантов... Я не говорю, что наша передача лучшая в мире, но это хоть какая-то попытка систематически показать оглашение. Берите, изучайте. Это самые первые уроки, первые беседы, и будет понятно, что мы говорим о совершенно простых вещах. Господь открыл нам Себя, и нам надо понять, каков Он, каковы наши обязанности по отношению к Нему, что Бог сделал для нас.

Если человек этого не делает, а живет в «веселой» пустоте, он погибнет. Потому что он так и не узнал Христа. Понимаете? Казалось бы, никого не убил, не воровал, не ограбил банк, не развязал третью мировую войну. Подумаешь, не изучал правила дорожного движения. Ну, будешь убийцей. Так же и христианин, который не изучает православную веру и даже не пытается это делать.

Если ты начал читать, но чего-то не понял – это нормально. Что нужно делать в таком случае? Идти к своему приходскому священнику: «Батюшка, объясните». А ему некогда, он тоже в своей «веселой» пустоте живет. Надо за рясу уцепиться и сказать: «Батюшка, объясните. Я не понял и хочу, чтоб Вы мне объяснили». И, может быть, потом мы, пастыри, когда один, другой, третий прихожанин за нашу рясу зацепится, обратим внимание на нашу паству. Это важно.

Теоретические знания о вере на самом-то деле простые. Понятно, если вы без подготовки возьмете семинарский учебник по догматическому богословию, вам будет трудно его читать. Но есть же простые Катехизисы, простое повествование. Сейчас очень много вариантов огласительных бесед, когда об этом говорят замечательные лекторы (я не про себя). Не ленись, начни систематически это делать.

Следующий пункт: вы не изучали правила христианской жизни. Можно изучить основы веры, но ничего не делать. А о чем говорит христианство? О жизни. Это жизнь человека, правильно верующего во Христа. Почему это принципиально важно? Потому, что за 2000 лет лукавый создал много ересей, и они никуда не делись. Они очень часто возникают у людей от того, что человек доверяет своему уму, или ему кто-то из сектантов, еретиков что-то положил в голову. К сожалению, бывают такие истории.

Даже у нас на приходе недавно была такая ситуация. Она еще не закончилась. Я переживаю за этого человека, но не знаю, что делать. Взрослая женщина несколько лет назад с большой радостью прошла оглашение, катехизацию, ездила, беседовала, а сейчас что-то случилось, она пропала. Приход большой, я не всех успеваю увидеть. Ее духовная сестра начала бить тревогу, говорит, она что-то посмотрела в Интернете и перестала ходить на причастие, на таинства. Что она посмотрела и где? К сожалению, у нас присутствует такое доверие к информации с открытым ртом. Человек не пришел и не посоветовался. Его сбили с пути, он чего-то наслушался. Сейчас буду думать, как ее реанимировать. Основная сложность в том, что она этого не просит. 

Мы должны знать правила христианской жизни. Это не только правила постов, утренних и вечерних молитв, посещения богослужений, знание, когда креститься, когда ставить свечку. В первую очередь это правила, как жить. О нас судят по жизни. Мы можем правильно поставить свечку, но выйти из храма и быть злым, всех доставать, до всех докапываться и приносить всем неприятности. В этом случае что толку в том, что человек ходит в церковь? Он злой как собака. Христианство не работает? Это неправда. Это мы позорим веру во Христа.

Часто это бывает из-за того, что человек не знает, как себя вести с точки зрения веры. Давайте простой пример. Есть заповедь: если тебя попросят отдать рубашку, отдай еще и пиджак. Я перефразировал. Но если нас, допустим, в чем-то ущемят, то мы тут же начинаем разводить борьбу за права трудящихся, что вообще не соответствует Евангелию. И так далее. О чем это говорит? Если человек не будет изучать правила вождения, садясь за автомобиль, не будет знать, как на нем ездить, то он или никуда не поедет, или разобьется в ближайшее время, или сломает автомобиль.

Получается, это тоже связано с унынием. Нежелание, нехотение – это данная страсть. Хотя все уже давно открыто, столько литературы написано по этому поводу... Надо просто понять, что мы живем в этой веселой пустоте и не хотим этим заниматься, не хотим разбираться, как поступать в своей жизни.

Вот есть Библия. Мы говорим: «Книга жизни». А мы ее коснулись? Изучали? Там же есть заповеди, примеры. Нужно знать, как жить. И одна из сторон правильной христианской жизни, естественно, борьба со страстями. Беда современности, когда человек приходит в церковь со своими понятиями добра и зла. Приходит и говорит: «А я считаю, что это не грех». В Ветхом Завете за это выводили за город и побивали камнями, а современный человек считает, что это не грех. Ты так соединишься со Христом? Кого ты обманул? Ты крутишься в веселой пустоте.

Эти два пункта, безусловно, связаны. Но почему они отделяются? Потому, что можно изучить веру, но не жить по-христиански. Можно изучить правила дорожного движения, но не садиться за руль. Важно это понимать. Поэтому изучаем веру, читаем святоотеческую литературу, слушаем лекции по правилам христианской жизни, по борьбе со страстями.

Следующий пункт: участие в таинствах без благоговения. Что такое таинство Церкви? Это определенные обряды, в которых благодать Святого Духа таинственно действует на душу человека. И она не действует так, как показывают в фильмах про волшебников и колдунов. Это не волшебная палочка, это не аппарат с бесплатной газировкой, это встреча с Богом. И человек должен относиться к таинствам благоговейно, должен приступать к ним со страхом Божиим. И делать это внимательно, хорошо подготовившись. Это предполагает труд.

Таинств всего семь. Есть те, которые бывают только раз в жизни: таинство Крещения и Миропомазания, таинства Венчания и Священства. Есть те, которые могут быть часто: исповедь и причастие. Соборование по необходимости, когда человек заболел.

Если человек не готов, то еще апостолы писали о том, что в суд или во осуждение себе причащается тот или иной христианин. В суд или во осуждение можно себе и соборование устроить, когда человек без правильной веры, без подготовки идет к этим таинствам. Если человек идет к исповеди без благоговения, раскаяния, без работы над собой, то уйдешь еще с осуждением от Бога.

Вспомните мытаря и фарисея, евангельские образы. Ведь фарисей, хвалясь, не был правильно готов к молитве, без покаяния пришел. Он осужденным ушел. Это не просто слова. Что такое осуждение, какая будет твоя жизнь, если Бог тебя осудил? Поэтому нельзя участвовать в таинствах Церкви без соответствующей подготовки. Я не говорю только про внешнюю подготовку. Если мы думаем, что подготовка к принятию Тела и Крови Христовых только в том, чтобы что-то не поесть или невнимательно прочитать текст, это неправда. Должна быть внутренняя подготовка, осознание, понимание, что будет происходить, с Кем мы встречаемся в таинствах. С Самим Христом. Надо думать об этом, переживать это.

По нашей русской традиции мы идем на исповедь перед таинством Святого Причащения. К исповеди надо хорошо подготовиться, устроить ревизию своей души, благоговеть. Это не получается само по себе. Нужно заставлять себя, это труд. Работать над собой тяжело. Но мы должны понимать, что участие в таинствах без подготовки, без благоговения (хотя всякие бывают обстоятельства – допустим, человек больной, он не может соблюсти внешние правила благочестия, но внутренне может быть готов) – смертный грех, потому что к спасению не приводит недостойное участие в таинствах.

Одна из обманок веселой пустоты – это какую цель жизни себе ставит христианин. Каждого спроси, мы, конечно, скажем: Царствия Божьего хотим достичь. Внешне так говорим. А внутри наступают скорби, руки опускаются, все плохо, закрутились в веселую пустоту, суету, многозаботливость, лень. Потому что на самом деле где-то внутри себя человек (дает себе отчет или не дает) хочет здесь, на земле, на месте нашей ссылки, в этой суете прожить радостно. Мы неправильно понимаем по своему собственному усмотрению, что такое всегда радуйтесь. Правда, там еще добавлено: всегда молитесь… Но человек хочет жить внешне счастливо, без скорбей. Как только они начинаются, человек начинает унывать и охлаждаться в вере, отпадать от Бога.

Если мы осознаем цель жизни как достижение земных радостей, то это тоже заблуждение. Если это правила дорожного движения, правила вождения, то это цель этого путешествия. Если цель путешествия не та, то ты не туда и приедешь. Ты в навигаторе набьешь не те данные и придешь вообще не туда. Если христианин, не изучая веры, думает, что Христос обеспечит ему веселую жизнь, счастье, как он понимает (покушал, выпил, развлекся, друзья, дорогие машины, хорошая зарплата, положение в обществе), это ерунда полная. Ты будешь в этой пустоте жить и накручивать в этой карусели веселой пустоты. Сколько богатых людей, которые несчастны? Потому что деньги, материальное положение, высокое социальное положение в обществе не дают глубинного счастья. Потому что человек живет без Христа.

Если христианин ставит себе такую цель, то, конечно, он уйдет не туда. Это широкий путь в ад. Библейский образ: тернистый путь в Царствие Божие и широкий путь – веселый, классный, полная дискотека. Но эта дискотека куда ведет? Она ведет в пропасть ада. Мы это должны понимать. Если ты поставил себе такую цель, не удивляйся, что у тебя будет соответствующая жизнь. Это тоже связано с унынием, потому что эту пустоту человек будет заполнять радостями. Специфика страсти в том, что она не будет удовлетворяться достигнутым. Страсти бесконечны. Нет какой-то границы, когда человек сделал самый страшенный грех – и страсть сказала: все, я удовлетворена… Ничего подобного, все будет расти до бесконечности.

Так устроена страсть. Сначала тебя увлекал один сериал, потом уже неинтересно, надо что-то другое, потом другое, еще и еще. Как с наркотиками: человек начинает с одного, потом его затягивает, нужно больше и больше для достижения «радости» и удовлетворения этой страсти. Любая страсть такая. Уныние тоже построено именно на игре пустоты и веселости, развлечения. Не будет никогда какого-то потолка. Это всегда будет мутная болотина, а человеку кажется, что он интересно живет. Братья и сестры, смертным грехом является эта идея, когда человек по ней живет, цель у человека – жить и достигать земных радостей.

В прошлый раз мы с вами говорили о том, что уныние очень тесно связано с чревоугодием. В чревоугодии есть такая страсть, как алкоголизм. Вернее, одно из проявлений страсти, смертный грех – алкоголизм. Очень часто эту пустоту в душе мы, люди, начинаем чем-то заполнять. Кто-то заполняет это сидением в Интернете, играми, болтовней, суетой. А большинство заполняет выпивкой. Пусто, плохо – пошел и повеселился, развлекся. Понятно, что это все потом ведет к алкоголизму. Зависимость, алкоголизм, естественно, тоже смертный грех. Не надо думать, что если человек болен алкоголизмом, довел себя до такого состояния, то ничего страшного. Это страшно, вред душе и телу.

Наркомания тоже из этой серии. Нередко мне встречались случаи, что дети богатых родителей попадали на наркотики. Потому что у них все есть, им не к чему стремиться, у них все готовое. Есть пустота, и начинается тяга или к алкоголизму, или к наркотикам. Это тоже, получается, следствие этой страсти. Когда веселая пустота закручивает человека и толкает на смертные грехи, зависимость от наркотиков.

Игромания – это тоже зависимость, связана со страстью уныния, когда человек веселую пустоту пытается заполнить играми. Это могут быть и компьютерные игры, игры на деньги, казино... Столько примеров в приходской жизни встречается, когда человек проигрывает просто огромные суммы, залазит в долги, проигрывает свое семейное имущество, от этого рушатся семьи... Тоже, получается, связано с этой страстью. Наверное, вы согласитесь, что такое состояние (алкоголизм, наркомания, игромания) далеко не благодатное. На самом деле это тоже смертные грехи, которые ведут человека в погибель. На этом мы смертные грехи разобрали. Это основные направления. Они разные. Такая вот необычная страсть.

Братья и сестры, мне хочется всем нам с вами пожелать, чтобы мы были к себе внимательны, чтобы поставили себе такую задачу – регулярно проверять себя по основам веры. Изучать современных духовных писателей (есть замечательные), которые говорят о том, как правильно, по-христиански нужно жить в современном мире. Несмотря на то, что мир меняется, может быть, культура, обстановка меняются, но основные принципы остаются – понятие о грехе, спасении, о Боге у нас всегда одни и те же, несмотря на то что внешний мир меняется. Поэтому давайте, братья и сестры, будем внимательны, будем трудиться и, даст Бог, будем дальше разбираться с этой самой коварной страстью. Желаю вам Божией помощи. Если у вас будет желание, можно под видео оставить свои комментарии, вопросы. Бог даст, разберемся. Помоги вам всем Господь!

 

Беседа 99. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 3

6 декабря 2023 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем нашу передачу «Страсти и борьба с ними». Сегодня 99-я встреча и 2-я часть цикла, который называется «Уныние – веселая пустота».

Почему столько передач? Напоминаю, что у нас цикл, мы идем по определенному плану. Это не просто какие-то отрывочные встречи, ни в коем случае. Мы изучаем, а всякое изучение нужно начинать с «Азбуки». Поэтому все наши предыдущие встречи, особенно первые, очень важны. Там мы говорим об основах веры. И если кто-то присоединился к беседе только сегодня, обращаем ваше внимание, что начинать нужно с самого начала.

Да, передач много, но, с другой стороны, наши зрители просили обсуждать эти темы обстоятельно, неспешно. Так мы и делаем. Конечно, можно было все это обсудить очень кратко, но важно прикоснуться к практике, прочувствовать, как проявляются эти страсти, попробовать найти, как они проявляются в нас. Одно дело теоретическое понимание, другое дело – практика. Христианство – это практическая религия. Религия, говорящая о пути человека к Богу. А борьба с грехами – это существенное дело, которое мы должны делать; это наш путь, которым мы и приходим ко Христу.

Итак, на предыдущих встречах мы говорили о том, что такое уныние, что это за веселая пустота. На прошлом занятии говорили о смертных грехах этой страсти. А сегодня начинаем говорить о ее тяжких проявлениях.

Тяжкие грехи отличаются от смертных тем, что они не несут очень глубокой разрушающей силы в душу человека. Но если человек не будет в них каяться, не будет их исправлять, он все равно может быть осужден Богом. Мы должны знать эти самые грехи нашей обычной бытовой жизни и бороться с ними. 

Одно из часто встречающихся и, казалось бы, незначительных с бытовой точки зрения проявлений этой страсти – это употребление имени Божьего всуе, то есть в суете. Это одна из заповедей Ветхого Завета. Потому что Господь открывает нам Себя, дает нам веру и возможность обращаться к Нему в молитве. Его имя – это святыня. И неправильно, если мы начинаем его употреблять в суете, в своих присловьях и поговорках.

Заповедь предполагает, что это имя дано нам как дар, чтобы мы обращались в молитве к Богу, а не для того, чтобы говорили его как-то походя. Это не относится к тому, когда мы на что-то говорим: «Слава Богу». Это же слова благодарения.

Но когда мы в шутку употребляем имя Божие, в суете, не с целью молитвы, а просто так – это как раз один из тяжких грехов еще Ветхого Завета. То, что мы сейчас живем в новозаветном времени, не означает, что эта заповедь исчезла или стала неактуальна для нас. Нужно очень внимательно относиться к тому, как мы говорим имя Божие: с молитвой или просто привыкли к нему и употребляем просто так. Будем внимательны. Сам Господь говорит, что этого быть не должно. Нужно замечать, когда это есть, и раскаиваться. Нужно рассматривать это как тяжелый грех. Неблагоговение по отношению к Богу – тяжкий грех. В этом случае мы забываем, кто мы, Кто Господь и что Он для нас сделал. Это неправильно. Веселая пустота легко вымывает это ощущение святыни, благоговения. Нужно относиться к этому очень внимательно. 

Следующее проявление. Казалось бы, человек никого не убил, не ограбил, в чем же, собственно, грех? Не посвящаем седьмой день Господу. Опять же это заповедь Ветхого Завета, которая сейчас нисколько не отменяется, ведь мы, христиане, так же призваны посвящать седьмой день Господу. Что это в классическом варианте? Это, конечно, воскресенье. В Ветхом Завете это был день субботний, а сейчас мы говорим об особенном дне – воскресенье, потому что Христос воскрес в этот день.

Каждое воскресенье – это маленькая Пасха. Представьте, если мы, будучи в здравом уме и сознании, не придем на Пасху на службу. Это вообще из ряда вон. На такого христианина нужно очень внимательно посмотреть и узнать, что с ним духовно происходит. Пасха, а он лежит дома, хотя имел возможность прийти. И каждое воскресенье, на маленькую Пасху, мы должны собраться и пойти на богослужение. Если есть традиция регулярного причастия, то христианин должен приготовиться к встрече с Богом в таинстве Святого Причащения. Это замечательно.

Но о чем говорит веселая пустота? Что ты шесть дней работал и не успеваешь отдохнуть, что надо полежать, отдохнуть, пожалеть себя, пообщаться с друзьями, проявить к ним «любовь», у кого-то день рождения, праздник и так далее. И что получается? Человек не идет на богослужение, а ведь это не батюшкам надо, а Самому Богу. Это же было установлено не человеком, а Богом, чтобы человек оторвался от суеты и хотя бы несколько часов посвятил молитве, попытался помолиться и поучаствовать в таинствах. Но унынию этого не нужно. Оно будет давать ощущение пустоты, ненужности, сухости, какой-то затертой повседневности, что все надоело, неинтересно. Надо пробиваться через это, посвящать день Богу. Не сказано: провести свой день весело с Господом, а именно посвятить его Ему, то есть освятить. Чем? Как раз тем, чтобы прийти на богослужение, помолиться.

И многие из нас подтвердят: когда за шкирку себя взял и повел в храм, уходишь из храма после окончания литургии совсем другим. Богослужения у нас не так велики по времени. Не надо целый день посвящать молитве. Полтора или два часа можно потратить на поход в храм, не считая дороги. Бывает, человек живет далеко от храма. Но надо понимать, что такая дорога – это начало маленького паломничества, за которое Господь обязательно наградит, если человек делает это благоговейно, с молитвой. Это не потерянное время. И потом человек идет из храма уже совсем с другим настроением, бодрым, с правильной тишиной в сердце для того, чтобы этот маленький огонечек тепла распространить на предстоящую неделю.

А как бывает, когда человек пожалеет себя и поддастся этой веселой пустоте, заранее в субботу скажет: «Не пойду в храм»? Что будет? Он весь вечер или в телефоне просидит, или в Интернете, или перед телевизором, прозанимается какой-то ерундой или откровенными грехами. Наутро решит выспаться, но не выспится, встанет с ощущением пустоты, бессилия, и весь день пойдет наперекосяк. Такое с нами бывало многократно. Это как раз тот случай, когда нас победила веселая пустота. Ты и не выспался, и не отдохнул и ничего не успел из того, что запланировал. У тебя было много дел, и ты не пошел в храм. А на самом деле ты просто не получил у Бога благословение.

А когда правильно настроишься, победишь в себе хотя бы временно эту веселую пустоту, придешь в храм, помолишься, то успеваешь и все сделать, что планировал.

А тут, казалось бы, отдыхаешь, но ничего не успеваешь. Важно понимать, что Господь присутствует в нашей жизни не теоретически, а практически. Если человек сам пытается посвятить время Богу, то Господь может дать такую возможность, что в короткое время успеваешь больше, потому что все происходит с Его благословением. Не надо этого забывать. Без него целый день пролетает как час, ничего не успеваешь, и, кажется, еще больше устаешь.

И посвящение дня Богу – это не только богослужение, но и попытка отодвинуть эту суету, попробовать сделать хоть что-то, выполнить какую-то заповедь, ведь с нами рядом люди, которые нуждаются во внимании. Это, может быть, наши родственники и знакомые. То есть это время, когда нам нужно оторваться от суеты, попробовать почитать побольше, вникнуть в какую-то духовную тему. А не просто отдал Богу два часа и дальше делай что хочешь. Нет. Этот день нужно провести по-особенному, внимательно, особенно если причащаемся. То есть нужно действительно помнить о том, что Христос в этот день с тобой, ты Его еще не выгнал, не потерял. В сердце у тебя не веселая пустота, а Он. Нужно очень по-особенному проводить этот день. На самом деле сколько много практики и смыслов в этих словах: «посвятить день Богу»…

Следующее проявление: из-за суеты не интересуемся беседами, книгами, фильмами, передачами, телеканалами, как наш «Союз», раскрывающими духовные вопросы. Лукавому это не нужно. Представляете, человек послушает какую-то замечательную передачу, или откроет глубокую книгу, или побеседует с духовным человеком, останется в храме и узнает правила духовной жизни, узнает, что грех – это грех. И начнет бороться. Конечно, лукавому это невыгодно. Поэтому бес уныния вводит эту пустоту в душу человека для того, чтобы тот ничего не делал. Человек живет в этой пустоте, ему кажется, что он заполнил ее суетой, музыкой, фильмами, какими-то пустыми разговорами, общением в социальных сетях. Но что в реальности? За всем этим стоит пустота. Душа человека, получая прививки этого уныния, становится мертвой. Ей становится неинтересно, скучно. Начинается какой-то духовный разговор, а человеку неинтересно это все, он говорит, что все это уже слышал и знает, но на самом деле нет.

С книгами так же. Он начинает читать, и сразу хочется спать, становится скучно, неинтересно. Книгу отложил – опять бодрый. Это прямое воздействие страсти на нашу душу. Да, человек никого не убил, не блудил, не напился до безобразия, но страсть – это некое духовное пьянство. Казалось бы, внешне приличный человек, но внутри он убил себя этим самым принятием веселой пустоты. Посмотрите, можно себя проверить, насколько мы интересуемся духовными вопросами. Очень опасно думать, что в христианстве ты все уже узнал и имеешь богатый духовный опыт. Опасно, когда говоришь: «Я прочитал несколько книг, и этого достаточно». Этого никогда не может быть достаточно, потому что духовная литература имеет свои особенности, и они заключаются в ее многослойности.

Допустим, ты один раз прочитал Евангелие, а когда будешь читать его во второй раз, то увидишь там то, чего не заметил, читая первый раз, потому что не был готов к этому; или тогда еще не нужно было, чтобы Бог открыл это тебе. И даже если читать так из года в год, то каждый раз будешь обращать внимание на что-то для себя новое, чего раньше не замечал. И эта многослойность очень важна.

Книги с духовным содержанием, доступные нам творения святых отцов тоже многослойные. Ты читаешь их, и то, что в этот момент для тебя актуально, раскроется тебе. Через какое-то время снова берешь эту книгу и как будто бы заново ее читаешь, и не потому, что ты ее забыл. У нас нет цели выучить наизусть ту или иную духовную книгу, нам важно духовно ее понять, и снова получается многослойность.

То же касается и бесед на духовные темы. Если будешь думать: «Да я все это уже знаю»,  это тоже заблуждение. Здесь примешиваются и эта «веселая пустота», и гордыня. Они уже в паре работают, и возникают мысли: «Кто вы такие, чтобы меня учить?»

Если человек ищет опыта духовной жизни, ответы на свои духовные вопросы, он обязательно их найдет, если будет читать, общаться с людьми, ходить на беседы, интересоваться духовными темами. Если же у человека нет интереса к этому, то побеждает «веселая пустота». Это специфика данной страсти. Внешне это вроде бы никак не проявляется, а на самом деле грех очень серьезно воздействует на человека.

Следующее проявление: погрязли в суете, и нет времени на духовное. Под духовным мы понимаем молитву, чтение, аскетические правила, приемлемые для нас, мирян, живущих современной жизнью. Это и поход в храм, и участие в таинствах. Человек говорит: «Мне некогда. У меня столько работы, столько разных дел и забот…»

Но мы должны понимать, и в предыдущих передачах мы говорили, что одна из сторон этой «веселой пустоты» – многозаботливость. С одной стороны, лень, а с другой стороны – многозаботливость. Эта многозаботливость вызывает суету, ощущение, что ты все время что-то кому-то должен, что должен везде успеть, должен что-то сделать...

Ты мучаешься этой суетой, изнемогаешь, у тебя нет сил, нет времени. А кто засунул тебя в эту суету? Ты сам, заразившись духом уныния, закрутил себя в нее. И еще, конечно, помог лукавый, которому нужно, чтобы ты думал о чем угодно, только не о спасении и не о том, чтобы раскрыть какие-то духовные вопросы. А иначе эти вопросы раскроешь, узнаешь правила, заповеди и начнешь действовать – молиться, каяться. Это же ужас для лукавого, поэтому он и закручивает тебя в эту суету.

Начинаешь бороться с суетой, не пускать ее в свою жизнь, ведь ты не можешь в один момент сделать десять дел. Можешь сделать только одно дело. Но суета как раз не в том, что пытаешься руками делать десять дел одновременно и у тебя это не получается, а в том, что ты все это держишь в голове, прокручиваешь, переживаешь: «А вдруг я не успею? Еще это нужно сделать, и это, и это…»

Если будешь бороться с суетой, у тебя будет достаточно времени, чтобы правильно духовно настроиться и освободиться от суеты хотя бы в субботу вечером и в воскресенье. Ты откладываешь все, кроме самого необходимого; например, нужно накормить престарелых родителей или ребенка, а какие-то походы в гости, какую-то работу, еще что-то можно отложить, и никто из-за этого не пострадает.

Мы уже говорили, что если человек посвящает время Богу, то Господь даст наполненность этому времени. В воскресенье отдохнул, не стал что-то делать по работе или по хозяйству, и в другой день у тебя будет больше сил и возможностей это сделать.

Это же касается и той самой суеты. Ведь на чем она основана? На том, что говоришь: «Я должен, я обязан, я сделаю». С одной стороны, здесь вроде бы есть обязательства, а с другой стороны, буква «Я» написана с большой буквы. Тот есть не Бог дает тебе что-то сделать, а ты сам это делаешь: ты обязан, тебе нужно, ты спешишь, суетишься.

Это очень тяжелое состояние, поэтому его надо рассматривать именно как грех, но, к сожалению, так бывает очень редко. По крайней мере, я помню немного случаев из своей практики, чтобы человек видел себя в таком состоянии. Если посмотреть на себя немножко со стороны, то можно увидеть, что крутишься как белка в колесе. Но ведь белка никуда из колеса не убежит, имитация движения вроде бы есть, а никакого расстояния она не проходит. Вот так же и ты – все крутишься, крутишься…

Как-то я купил Полное собрание сочинений святителя Иоанна Златоуста и наметил себе прочитать его в следующем году. Оказывается, я уже 25 лет в священном сане, а так ни разу не взялся за все это, кроме толкования на Евангелие. О чем это говорит? О том, что мы сами себя обманываем, и лукавый обманывает нас этой «веселой пустотой», что потом наступит время для всего этого. Но наступит ли оно – неизвестно. То есть это нужно делать сейчас, не теряя времени.

А ведь суета забирает у нас главное – время и силы. Может быть, потом время у нас и появится, а сил уже не будет, чтобы заниматься духовными делами. Поэтому мы боремся с суетой, которая является врагом нашего времени.

Если человек торопится, суетится, если голова его постоянно забита мыслями о том, что еще нужно сделать, какие задачи нужно решить, с какими проблемами справиться, то это сказывается на его внимательности, на работе его ума. А для чего нам нужен ум? В первую очередь в духовном плане ум нужен для того, чтобы мы молились, а невнимательная, поспешная молитва является серьезным грехом.

Молитва – это возможность обращения к Богу, и человек должен делать это благоговейно… В фильме «Крестный отец» этот самый крестный отец, бандит сказал: «Ты просишь меня, но делаешь это без уважения», – и это рассматривалось как преступление.

Так вот, если человек это понимает, то отношение его к Богу должно быть построено не на том, что вот он что-то вычитал, закрыл молитвослов и убежал. Кому такое надо? Что это за молитвенное правило? Так происходит из-за того, что мы сами себе почему-то придумали, что мы должны это делать, что важно просто все вычитать, как бы отдать Богу: «Вот, Господи, я прочитал набор слов к Тебе, пожалуйста». Но так не должно быть. Молитва – это дар. Я не говорю про высокие степени молитвы. Даже простая устная молитва, которая есть у всех нас, – это тоже дар. Всемогущий Бог дает возможность нам, грешникам, обратиться к Себе.

Представьте себе, что мы хотим обратиться, допустим, к президенту нашего государства, для этого нам нужно пройти определенное согласование. Даже к губернатору обратиться непросто, потому что это чиновник высокого уровня, и здесь нужно пройти определенные стадии согласования, чтобы лично передать ему какую-то просьбу. А здесь Всемогущий Бог дает нам возможность всегда быть с Ним на связи, говоря простым языком.

А что значит «невнимательная молитва»? Это когда мы произносим слова, а сами думаем про суету, про то, что нам нужно сделать, про пятое, десятое, и мы просто не понимаем, что мы читаем. Поспешная молитва – это когда у человека мало времени, он начинает ужимать молитвенное правило, неверно произнося слова; или когда на богослужении читают часы очень быстро и невнятно. Кому такая молитва нужна? Разве нужна она Богу?

На частной, личной молитве мы обращаемся к Богу, и наше обращение должно быть благоговейным, особенным, неторопливым. Нет времени – прочитай половину молитвенного правила. Нет возможности прочитать молитвенное правило – читай Иисусову молитву, это ведь тоже молитва, тоже обращение к Богу.

Часто бывает – человек услышал, что нужно читать Псалтирь, или канон, или акафисты, и читает это без понимания смысла, без осознания произносимого. И кому это нужно? Он вроде бы и устал, но помолился ли он – большой вопрос. Человек должен понимать, что он делает, и обращаться к Богу с покаянным чувством, с пониманием читаемого. А чтобы было именно так, ему нужно просто разобраться во всем.

Но нам все некогда, мы крутимся как белка в колесе, нам некогда разобрать слова молитвы. А ведь церковнославянский язык – это наш родной язык, и он совсем несложный. Нужно только немножко времени, чтобы разобрать незнакомые слова и незнакомые фразы. Поэтому весь комплекс грехов, связанных с молитвой, – это невнимательность, поспешность, неверное произношение, чтение без понимания смысла. Это очень серьезный грех, сродни тому, как если бы связист неправильно передал какую-то телеграмму.

А закончим мы сегодня грехом отсутствия благоговейного отношения к святыне. Вообще святынями могут быть и храм, и та же молитва, и имя Божие, и святыня может быть вещественной. Нам нужно постоянно настраивать себя на таинства Причастия, Исповеди, на храмовое богослужение, чтобы это не превратилось в «бытовуху» и оставалось для нас ценностью.

Мы должны каждый раз напоминать себе об этом. Мы должны настраивать наш ум, наше сердце на то, что это дары, которые Бог бесплатно нам дает, чтобы мы ими пользовались и ими освящались. Поэтому неблагоговейное отношение к святыням – это тоже серьезный, тяжкий грех из этой самой серии «веселой пустоты». А мы всё мимоходом, всё бегом. На самом деле мы пробегаем очень серьезные вещи и не получаем духовной пользы. Поэтому, братья и сестры, будем внимательными. 

 

Беседа 100. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 4

27 декабря 2023 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем нашу передачу «Страсти и борьба с ними». Сегодня юбилейный, сотый, выпуск и четвертая часть небольшого цикла «Уныние – веселая пустота». Почему уныние – веселая пустота, можно посмотреть в начале нашего цикла. Такова особенность этой страсти, которая не похожа на чревоугодие, гнев, блуд. Она имеет свои особенности. Мы уже несколько передач разбираем ее проявления для того, чтобы замечать ее в себе. Эта страсть непростая, сложная именно по своим проявлениям.

Давайте продолжим разбор. Знаете, в природе бывают паразиты, которые сначала впрыскивают противоядие, а потом сосут кровь из своей жертвы. Так же действует и эта страсть. Христианин вроде настроился, старается жить по-христиански, борется… И, не замечая этой страсти, поскольку она не очень яркая и действует плавно, он постепенно опускает руки и перестает бороться.

Одно из проявлений этой страсти в том, что человек забывает свои грехи, даже смертные. Это очень серьезный симптом. Если мы живем обычной мирской жизнью, занимаемся своей работой, семьей, то, конечно, должны помнить, что мы грешники. Зачем это нужно? Порой некоторые наши товарищи, которые не знают специфики борьбы со страстями, рисуют, что покаяние – это постоянно ходить с постным лицом, лить слезы и так далее. Но эти слезы внутренние.

Человек должен обязательно помнить о своих грехах. Как и человек, у которого есть заболевание, допустим, желудочно-кишечного тракта. Ему нельзя острое, и он следит за собой, и если принять ту пищу, которая вредна, то просто будешь болеть и страдать. Никому этого не хочется. Или, допустим, человек, у которого был серьезный перелом, по скользкой дороге будет ходить очень-очень аккуратно или вообще стараться не ступать туда, где лед.

Этот пример можно перенести на грехи и духовную жизнь. Если, допустим, человек впадает в какой-то грех, особенно смертный, и знает, что это у него было, значит, это хроническое заболевание, от которого нужно постараться уберечься. Позволяет это сделать как раз память о своих грехах: да, у меня были такие ошибки. И вовсе не для того, чтобы заедать себя. Нужно помнить, что эти ошибки были, но ты покаялся, Господь тебя простил. Да, сейчас у тебя ничего не болит, но это не значит, что ты застрахован от того, чтобы снова не впасть в те же самые прегрешения. Есть такое понятие: «привычный вывих», когда сустав несколько раз получал вывих и очень легко неосторожное движение снова может привести к нему. Так и грехи, смертные в том числе, – это наши духовные вывихи. И человек, уже имея этот опыт, может при определенных условиях, что очень часто бывает, снова впасть в то же прегрешение.

Допустим, если у человека алкогольная зависимость, то ему не надо бы ходить ни в какие компании. Но его зовут, и он снова идет, думая, что уже давно не пил и ничего страшного не произойдет. Но снова впал в запой. А память о своих грехах, о том, что мы грешники, является в том числе и средством предохранения нашей души от новых грехопадений. Если человек забыл, что он грешник, это означает, что уныние уже приобрело очень серьезную силу в его душе. Надо серьезно об этом задуматься.

Как проверить, забываем мы свои грехи или нет? Это очень просто сделать: вечером перед молитвой постарайтесь вспомнить свои прегрешения за день. Бывает, человек готовится к исповеди и не может вспомнить, что у него было за какой-то промежуток времени. Давайте вспомним хотя бы за день. Точно ли ты можешь вспомнить, что сделал? Если ты сел вспоминать о своих грехах и не можешь ничего припомнить, значит, веселая пустота замечательно поселилась в твоей душе. Поэтому нужно бить тревогу и начинать серьезно, по-настоящему бороться с этой страстью. Мы должны знать этот симптом и помнить свои грехи.

Из этого вытекает следующее проявление: неспособность замечать свои грехи. В чем это проявляется? В том, что человек забыл о себе и о том, что у него есть грехи. Часто это проявляется такой фразой, когда человек сходил на исповедь и говорит: «Сдал свои грехи». Мы часто говорим об этой ошибке. Вроде бы ничего особенного, просто народное выражение, а на самом деле что такое «сдал»? Если ты собирал стеклотару, потом сдал, то у тебя как бы ее нет. Но тут-то другой смысл. Да, грехи прощены, но тебе нужно время очищения от них, от той раны, которую они нанесли твоей душе. Поэтому если человек забыл их, то он снова окажется в этом самом греховном болоте.

Неспособность замечать свои грехи – это тоже свойство уныния, которое поселяется в душе. Человек в течение дня делает что-то плохое, но не замечает этого. Допустим, говорит какие-то слова, которые обижают другого человека, не замечает каких-то своих проступков. Я уж не говорю о том, что не замечает мысли и чувства, более тонкие, начальные проявления грехов. Надо обратить на это внимание. Этим людям очень трудно готовиться к исповеди, они реально не замечают своих грехов. Такой человек может принести на исповедь два-три проявления, выписал откуда-то, и внешне-то кажется, что на исповедь сходил, а в реальности даже не задел настоящее осиное гнездо с грехами в своем сердце.

Человеку надо постараться замечать за собой такие особенности, упражняться в этом. Каким образом? Мы занимаемся и этим в том числе, чтобы попробовать заметить проявления грехов и страстей в наших обычных делах. Человек, знакомый с этими проявлениями, уже может попробовать замечать, есть в нем это или нет. Если заметил – просить у Господа прощения, бороться и идти дальше. Для этого нужно особое внимание. Если мы живем в этой веселой пустоте, постоянно в развлечениях, в социальных сетях, в какой-то суете, общении, конечно, мы не будем ничего замечать. Понятно, что мы не изменим внешний мир, но наше настроение в наших силах. Мы можем обратить внимание на себя и на свое внутреннее состояние. И если хотим, то можем попросить Господа: «Подскажи, какие грехи у меня есть, дай мне покаяние». Господь Всемогущ.

Кстати, также к унынию относится и то, когда человек формально вычитывает правило, как попало, для галочки. Как будто Господу нужна эта галочка, когда ты помолился невнимательно и не смотришь за собой. О какой духовной жизни здесь может идти речь?

Если мы не можем замечать свои грехи, то надо просить у Бога: «Господи, подскажи, покажи мне мои прегрешения, в чем мне покаяться, научи меня видеть, замечать свои грехи». И конечно, нужно изучать какие-то пособия, которые помогают нам в этом разобраться. Это очень важно. Современные люди очень часто приходят в церковь и не проходят катехизацию, не изучают святоотеческие творения. У них в голове нет зеркала в виде учения Церкви.  

Человек делает грехи, но не замечает их, потому что этому не научился. Забывает их и потом вновь в них впадает. И потом начинается круговерть, когда лукавый говорит: «В церковь не ходи, ты грешник, тебя там не примут, батюшка начнет ругаться». И человек очень легко вследствие развития этих грехов может отпасть от Церкви. Не нужно забывать, что Господь пришел спасти грешников. Он ждет покаяния людей. Он примет каждого кающегося грешника. Но веселая пустота нейтрализует все это в уме человека, и тот легко отпадает от Церкви. Это большая беда.  

Следующее проявление страсти: нет твердой решимости бороться с грехами. Это тоже свойство веселой пустоты. Лукавый рисует грех веселым, интересным, сладким, а борьба с грехами кажется человеку скучной, сухой, неинтересной. И вроде бы каюсь, но так, чтобы у меня немножко осталась возможность наслаждаться. А если у человека есть твердая решимость, то будет и успех в борьбе.

Помните три условия истинного покаяния: видение своих грехов, раскаяние в них и решимость их не повторять. Лукавый бьет по главному. Он дает нам суету, невнимательность, развлечения, рассеянность. Мы не видим за собой грехи; соответственно, не каемся в них или каемся формально, у нас нет решимости бороться. Да, мы не победим грех сразу, но наша решимость говорит Господу о том, что у нас есть желание, воля. Человек проявляет свою свободу в том, что хочет бороться с этими грехами. И такой человек, конечно, получит и опыт борьбы, и Божью помощь в ней. Да, может быть, она будет не такая, как нам хочется: выпил таблетку, и голова прошла.

Духовная борьба другая. Она связана с опытом, с борьбой, с ее длительностью. Мы здесь не освободимся от грехов абсолютно, но их проявление меняется. Сначала были тяжкие прегрешения, человек с ними борется, и они потихонечку с Божьей помощью уже менее насилуют его душу. Человек получает свободу от них. Хотя они в нем и пытаются проявляться, их качество меняется.

Нам необходима решимость бороться с грехами. Но веселая пустота нейтрализует ее. Когда в нас нет этой решимости, мы думаем, что просто настроение такое сегодня, но нет, дело не в настроении, а в том, что это проявление страсти уныния. И тогда мы должны покаяться: «Господи, дай мне эту решимость. Каюсь, у меня ее нет». А то привыкли видеть в виде грехов что-то яркое. Проявление гнева, например. Поругался с женой, чувствую, что виноват, а то, что во мне нет твердой решимости бороться с грехами… ну, настроения нет. Нет, это не настроение, а действие страсти. Поэтому в этом тоже нужно каяться, как мы каемся, когда что-то сотворили из плотских грехов.

Почему у нас это есть? Потому, что мы увлекаемся земными радостями, которые наслаждают наши страсти, это какие-то праздники, походы в гости… Это не грешно, если не приносит пустоты. Посиделки, походы в торговые центры, развлечения: сейчас столько всяких возможностей, особенно в больших городах, чтобы на радость этим насладиться!

Нужно понимать, что мы живем в миру, и когда нас приглашают в гости, можно в гости пойти. Но во всем должна быть мера. Если мы не можем ее сохранить в себе, то лучше не ходить. Если у нас возникает выбор между походом в храм и развлечениями, которые мешают нам исполнять наш христианский долг, то это проявление той самой веселой пустоты.

Понятно, что мы не можем абсолютно от этого отгородиться. Мы снимаем нашу передачу перед Новым годом, когда проходят какие-то корпоративы… Нужно ли идти на них? Если есть такая возможность, не ходите; если нужно, можно пойти, но необязательно присутствовать там до конца. На торжественной части побыли, всех поздравили, и можно идти домой. А уныние говорит: ты должен быть, давай порадуемся вместе со всеми! Но если у нас есть внутренние проблемы, то надо обратить на это внимание, братья и сестры.

Следующее проявление этой страсти: долгие разговоры по телефону. Я думаю, что все мы попадали в такие ситуации, когда наш собеседник очень долго формулирует мысль, долго прощается, а этому предшествует часовой разговор ни о чем. Никому это не нравится, особенно если у человека очень плотный график. Что нам нужно сделать в такой ситуации? Мы можем руководить этим телефонным разговором. Если понимаем, что человек много говорит без толку, можем сказать: «Прости, пожалуйста, у меня дела». А наше человекоугодие говорит: мы обидим собеседника. Но можно вежливо сказать: «Прости, пожалуйста, я сейчас говорить не могу, давай потом». В наших силах руководить этим процессом. И самим надо понимать: если мы хотим кому-то позвонить, надо говорить четко, заранее продумать разговор и не красть время у другого человека. Иначе очень часто получается, что эти разговоры об одном и том же: людей осудили, все новости обсудили, время потеряли… И когда человек кладет трубку, у него в душе пустота, потому что он в этом долгом разговоре вымотался духовно.

Следующее проявление современное. Это Интернет, социальные сети, компьютерные игры, виртуальная реальность, с чем мы все живем. Благодаря Интернету мы читаем очень мало книг. Социальные сети крадут наше время, хотя кажется, что это общение. Даже называется это: «всемирная паутина». Вот и крадет эта веселая пустота наше внимание, силы душевные, время.

Если мы пользуемся Интернетом и социальными сетями как инструментом для работы, это одно. Но если человек проводит там все свое время, досуг, то это уже зависимость. Как бывает она и от игр компьютерных, которые с каждым годом все интереснее и разнообразнее, и люди часами, сутками пребывают в них. Поэтому все это нужно контролировать. Если у вас есть необходимость общаться по социальным сетям, ограничивайте себя во времени, чтобы не сидеть постоянно в телефоне или компьютере. Так и с Интернетом: если вы не работаете, а развлекаетесь, то помните, что это паутина, смысл которой затянуть вас в эту самую веселую пустоту.

Взрослые люди редко играют в компьютерные игры. Но часто удобно родителям дать ребенку телефон, чтобы он не привлекал наше внимание к себе. С малолетства дети сидят в телефоне, смотрят то, что им хочется. Мы не контролируем контент (т.е. содержание), не смотрим, кто и как с ними общается, а потом, когда ребенок как-то странно себя ведет, мы удивляемся: «Кто его этому научил?!» Мы сами допустили бесконтрольное пользование социальными сетями, системой поиска в Интернете, где с ребенком может общаться некто, выдающий себя за подростка, а на самом деле это будет злой человек, который может навредить ребенку и духовно, и физически.

Мы бесконтрольно даем детям доступ к Интернету, телефону, компьютеру и не следим за этим, мы должны понимать, что ребенка с самого детства научили этой самой веселой пустоте, и он стал уже частью этого процесса: и социальных сетей, и зависимости от них.

У нас в приходе есть интересный опыт. Мы с подростками выезжаем на Вахту Памяти, и нашим бедным детишкам становится непросто, когда они попадают в зону, где нет Интернета. Им нужно что-то посмотреть, зайти в сеть, а ничего не получается, и это их мучает. Кто их к этому приучил? Мы, взрослые, приучили. Мы дали им возможность привязаться к этому.

Виртуальный мир – это серьезная и глобальная проблема, из-за которой, я думаю, мы будем получать большие проблемы в будущем. Хотя понятно, что Интернет, если с ним работать, позволяет получить разные возможности: и нам с вами общаться, и смотреть телеканал «Союз». Можно послушать беседы замечательных лекторов и проповедников, получить доступ к обширным библиотекам духовной литературы. Но мы же понимаем, что это веселая пустота, уныние. Ведь это не даст человеку в Интернете изучать толкование на Евангелие, Библию.

Несколько лет назад случалось услышать: «Я живу в небольшом городке, и у нас очень бедная библиотека духовной литературы». А сейчас ты заходишь в Интернет и видишь столько всего, такое разнообразие! Но веселая пустота тебя уводит на какие-нибудь ролики…. Поэтому, братья и сестры, очень внимательно за этим надо следить.

Еще одно проявление, которое похоже на все это: желание развлечений, компаний, увеселений. Если человек этим увлекается, то попадает уже в зависимость. Он чувствует себя одиноким, если не сходил в какую-то компанию, ему тяжело, плохо сидеть дома одному, в тишине, читать, ему постоянно хочется пойти развлекаться. Это тоже очень серьезное проявление страсти. Так что, дорогие мои, давайте будем за собой следить.

Если Вам интересно, попробуйте сделать такое упражнение: в течение дня замечать, а вечером записывать проявления своих грехов и раскаиваться в них. А в конце недели, в субботу, подвести итог за несколько дней. Это очень интересный навык, который помогает научиться разбирать свои поступки, чувства и мысли.

 

Беседа 101. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 5

3 января 2024 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем разбираться с очень непростой страстью уныния. Наш цикл называется «Уныние – веселая пустота». Сегодня уже пятая часть небольшого цикла в рамках большого, посвященного изучению основ веры. Мы разбираемся с тем, что такое страсти, как они появляются. Вновь и вновь обращаю внимание тех, кто только-только присоединился к нам, что нужно всегда начинать с самого начала. Понятно, что это уже большой объем информации, но таково было желание наших зрителей: не спеша, вдумчиво попытаться разобраться с такой темой, как «Страсти и борьба с ними».

 

Где найти эти передачи? На самом деле это очень просто: заходите на сайт телеканала «Союз» и на главной панели нажимайте кнопку «Передачи». И там будет выбор передач, которые идут на телеканале или находятся в архиве. Находите нашу, нажимаете на нее, и появятся все выпуски. Нужно просто пролистать назад и вникнуть в тему. Начинать нужно обязательно с основ веры.

Итак, давайте продолжим разбирать веселую пустоту, в которой, к сожалению, все мы живем. Какие проявления этой самой страсти мы будем разбирать сегодня? Казалось бы, внешне безобидные. Вот, например, регулярное употребление алкоголя. Человек внешне не алкоголик: не упивается, не находится в запое, работоспособен. У него все, казалось бы, благополучно. И в чем же проявляется состояние уныния? Допустим, человек приходит уставший домой, и эта усталость очень легко подпитывает уныние. Человеку хочется поднять настроение, немножко взбодриться, и употребление алкоголя становится регулярной привычкой, которая подпитывает эту страсть. И настроение улучшилось, но страсть-то не уменьшилась. Она, наоборот, стала больше, раз ты ей поддался. Она набрала силу.

Почему люди сразу хватаются за бутылку? Уныние хочется как-то заполнить, а с духовной точки зрения мы не понимаем, что это вообще такое. Часто человек не понимает этот процесс. Ему кажется, что просто нет настроения. Но почему его нет? Потому, что уныние, образно говоря, пьет из тебя кровь, высасывает духовные силы. Это паразит. А ты взял бутылочку, употребил и захмелел. И что получается в этом случае? Человек может потерять над собой духовный контроль, он уже и молится не так и может себе позволить то, что не позволил бы в трезвом состоянии. В этом случае это дело весьма и весьма опасное, очень скользкая дорога, которая, к сожалению, приводит, как мы знаем, к серьезным проблемам с алкоголем.

К одной из наших первых передач, посвященной этому циклу, был написан комментарий,  человек был не согласен с тем, что уныние связано с чревоугодием. Но ведь это не я придумал, я описываю святоотеческий опыт и опыт Церкви. Мы должны понимать, что связь уныния и чревоугодия отследили давным-давно. Как проявляется уныние? Бывает, человек заунывал, у него в душе появляется пустота, и он идет ее заедать. Думаю, многие знают, что это такое: заедать или запивать алкоголем. В каких-то случаях это возможно. Я не про алкоголь. Допустим, у преподобного Серафима Саровского был такой совет для новоначальных сестер: держать сухарик поблизости, и если будет тоскливо и плохо, грызть его. То есть это как бы меньшее зло, чем если человек совсем расквасится, впадет в отчаяние и потеряет духовный настрой. Но это я говорю не про алкоголь, а про взаимосвязь чревоугодия и уныния. Лучше поддержать физические силы и получить, соответственно, возможность бороться. С алкоголем, конечно, так не получится. Там ты расслабился, и все: страсть может очень легко ударить. Допустим, ты не собирался залипать в телевизоре или Интернете, а выпил, расслабился и уже не можешь остановиться, уже понесло, и вечер пошел не так. Я уж не говорю про то, какой это пример детям и как это потом может отразиться на общении с супругой и так далее. Если мы говорим про мужчин, то надо обратить внимание, что взаимосвязь уныния и чревоугодия очень и очень прямая. Одна страсть очень легко подпитывает другую.

Следующее проявление – это курение. Это страсть, с которой нужно бороться. Я считаю, что каждый христианин, у которого есть такая слабость, придя в Церковь, должен с ней расстаться. Это крючок, которым лукавый держит человека, притягивает его к себе. Это зависимость. Я думаю, что живущие рядом с такими людьми видят, насколько те страдают. Человек встает ночью чуть ли не каждый час и выходит, чтобы покурить. Это отвратительно. Я уже не говорю про то, что у него происходит с душой. А смрад и вонь этого курева? Ничего хорошего. И это, естественно, досаждает и самому человеку, и его близким. И вредит здоровью. Это серьезная страсть. И не надо брать пример с других, кто курит. Это их проблемы.  

Наша Церковь сегодня понимает, что курение – это зависимость, это плохо. Любая зависимость – это грех. Все, что приносит вред здоровью, – грех. Мы должны это понимать.

Почему курение проявляется в унынии? Потому, что это опять же попытка чем-то заполнить эту самую пустоту. Все заядлые курильщики скажут, что начинали курить от нечего делать. Так скажем, по любопытству, просто попробовать. А потом человек становится зависим от этой сигареты. Бороться с этим нужно очень серьезно. Как и с алкоголем. Не надо оставлять эти крючки в своем сердце, чтобы лукавый не дергал за них в любое время.

На нашем приходе мы проводим огласительные беседы, и если выясняется, что человек курит, мы стараемся разобрать эту страсть, бороться вместе с ним, учим каяться до тех пор, пока не победим ее. И по опыту приходской работы у нас есть замечательные примеры, когда человек курил 40 лет, находился в серьезной зависимости и бросил. Если человек хочет, кается и верит, то все получается. Поэтому не опускаем руки. Сразу может не получиться, но надо бороться. И результаты будут. Все зависит от нашего желания и раскаяния. Господь всегда помогает человеку, который ищет Его и искренне кается.

Также одной из зависимостей сейчас является игромания. Это тоже о страсти уныния. Человек, находясь в этой самой веселой пустоте, начинает играть в компьютерные игры или на деньги. Можно почитать у Достоевского произведение «Игрок» и увидеть, какие страшные муки переживает душа человека, находящегося в зависимости от игры. И сколько историй, когда люди реально попадают в зависимость именно из-за этой связки страстей уныния и чревоугодия... И тут главное не деньги, а те эмоции, которые человек хочет получить. Мы рисовали круг, особенность этой самой страсти уныния: с одной стороны развлечение, а с другой – пустота. И бедного человека мотает туда-сюда.

Игромания связана с тем, что человеку хочется получить какие-то эмоции от игры, от успеха, азарта, риска. И любые виды игромании – это серьезная зависимость. В современном обществе игромания уже воспринимается как действительно серьезная страсть. Человек хочет не стабильной, спокойной, размеренной жизни, а эмоций.

Следующее проявление – это поиск земного счастья. Вопрос непростой. Мы все хотим быть счастливыми, чтобы у нас все было хорошо. Но если человек ориентируется на то, что хочет быть счастливым здесь, на земле, то опять же получается, что мы забываем основы веры, в которых нам четко, ясно, понятно объяснено, что человек на земле находится в местах заключения, а не в местах счастья и рая. Вовсе нет. На земле рая не будет никогда. Человек потерял рай на земле. Сейчас мы находимся в месте страдания, в месте, где проходим путь борьбы, падений, попыток встать и идти дальше ко Христу. Снова упал, снова встал.

А в чем человек ищет земное счастье? Естественно, в реализации страстей. Но ты никогда не будешь счастливым ни от количества денег, ни от власти, ни от славы, ни от реализованного блуда или чревоугодия, ни от чего угодно. Потому что любые страсти имеют такую особенность: они никогда не могут быть удовлетворены. Мы говорили об этом раньше на огласительных беседах. Обратите внимание и послушайте ранние передачи. Сребролюбец никогда не будет удовлетворен количеством денег. Гордец никогда не будет доволен славой. Человек, ищущий блуда, никогда не будет удовлетворен. Такой человек всегда будет несчастлив.

Настоящее счастье на самом деле, если глубоко копнуть, в свободе во Христе. Когда у человека мирная совесть, мирное сердце, он всех любит, все понимает, все осознает, у него на душе рай, образно говоря. У него всего достаточно, он доволен тем, что у него есть. Ему не надо каких-то заоблачных денег, славы или еще чего-нибудь. Он доволен и мирен. Он со Христом. Такой человек будет с наполненным сердцем, потому что Сам Господь говорит: …придем к нему и обитель у него сотворим.

Когда у человека так происходит, все это земное счастье выглядит как мусор, как какие-то погремушки. А сколько человек тратит сил и времени для того, чтобы искать это земное счастье! В этом случае уныние очень тесно связано, допустим, с той же самой страстью печали, они взаимоперетекаемы. Например, незамужней женщине хочется замуж, но вокруг нет кавалеров, и она мучается, из недели в неделю одна и та же исповедь, что она одинока и так далее. То есть человек не принял свой путь, не принял то, что сейчас дает ему Господь. Он не примирился со Христом. Он борется с теми своими желаниями счастья, как он его понимает. Потом ищет какие-то приключения и становится еще больше несчастлив. Это такой ком несчастья из того, что человек не принял свой путь. Может быть, нормальный жених и появится через полгода, но человек не принимает то, что Бог ему дает. Этот поиск земного счастья очень часто занимает все сердце человека. Он тратит на это много времени и сил вместо того, чтобы понять Промысл Божий о себе и принять его, даже если еще не до конца ясно, чего хочет Господь. Настоящее счастье в свободе во Христе, в том, чтобы не быть зависимым от наших страстей. Тема глубокая, я думаю, что каждый потихонечку дойдет до этого сам, продумывая смысл своей жизни.

Одно из проявлений этой страсти – неспособность находиться в тишине. Что это такое? Мы погружены в информационное общество, у всех нас есть телефоны, которые, с одной стороны, несут удобство. С другой стороны, постоянно на связи находишься, нет времени отдохнуть. И когда человек попадает в ситуацию, что дома никого нет, тишина, что тогда происходит? Он начинает искать пульт от телевизора, включать радио, чтобы что-то шумело. Неспособность находиться в тишине – один из признаков того, что у нас есть уныние. Оно не хочет находиться в тишине: «Вот еще начнет человек сейчас думать о чем-нибудь хорошем, надо его отвлечь какими-нибудь песенками, чтобы они постоянно в голове крутились, какими-нибудь глупыми новостями о звездах или сериалом, чтобы что-то шумело, звучало». Человеку одиноко, страшно находиться в тишине, хотя он дома у себя находится. А в тишине лучше молиться.

В связи с этим приведу один из способов диагностировать себя и освободиться от оков этой самой страсти. Даже если вы не привыкли находиться в тишине, можно начать с получаса для начала. Полчаса, ничего не включая. Потом час. Через какое-то время заметите, что очень даже комфортно находиться в тишине, когда никто не отвлекает. Можно спокойно подумать, почитать, спланировать свое время, освободиться от суеты, которая тоже проистекает от этой страсти. Лукавый нас многозаботливостью закручивает, чтобы мы не думали, не анализировали, не молились, не каялись. Поэтому такое упражнение должно у нас с вами быть.

Один из диагностических признаков этой страсти – подавленное состояние духа. У человека нет настроения, ему кажется, что все плохо, все его раздражают, все ему неприятны. Это бывает от усталости, перегрузок. Последние же бывают от того, что человек по гордости или по тщеславию берет на себя больше, чем он может, и в суете душу свою измучил, устал. Все ему надоедают и раздражают его. У него нет настроения ни работу свою выполнять, ни близким внимание уделить. Очень серьезное проявление этой самой страсти – подавленное состояние духа. Христианину незачем закрываться. Если он в нормальном состоянии, у него сердце открыто, он всех любит и уважает. Когда мы подвержены этой и другим страстям, у нас нет настроения, нам ничего не хочется, в тягость в церковь идти, ничто не в радость, не хочется Священное Писание читать, молиться, слова о покаянии раздражают.

Лень. Я думаю, что мы все знаем, что это такое. Тоже свойство этой самой страсти. Одно дело, когда человек реально устал и ему нужно отдохнуть (обязательно нужно находить время отдохнуть). Мы говорили с вами: посвятить седьмой день, воскресенье, Господу. Если дети уже выросли или уехали куда-то, мы одни, можно посвятить день тишине. Почитать, подумать, погулять, подышать воздухом, помолиться в этот момент. Чтобы душа наша отдыхала.

Но и телу тоже нужно отдыхать. Потому что современный наш мир говорит о том, что постоянно человек что-то должен, должен, должен… Он как машина, которая обязана трудиться. Но машину тоже нужно заправлять, ремонтировать. С одной стороны, отдыхать нужно, но с другой – не надо лениться. Чем лень отличается от отдыха? Отдых – когда ты планируешь свое время, а лень – когда нужно куда-то пойти, а тебе не хочется и ты отлыниваешь от этого, потому что проще полежать, чем пойти что-то сделать.

Безразличие. Тоже свойство этой самой страсти. Ничего не интересно. Очень часто это у молодежи бывает. «Кем хочешь быть?» – «Да никем не хочу». – «Чем хочешь заняться?» – «Ничем не хочу заняться». Нет никаких желаний: не только благочестивых, но даже земных – чего-то достичь, в чем-то преуспеть. Ничего не хочется. Безразличие очень ярко диагностирует уныние. Некоторые из молодежи, с которыми я встречаюсь, общаюсь,  показывают нежелание что-то новое узнать, чему-то научиться. У них нет любопытства, интереса. Это как раз безразличие. А почему так получается? Если ребенок с малолетства получает сильные эмоции – как у игромана, развлечения, впечатления от фильмов или мультиков, обычная жизнь для него становится неинтересной.

Не так давно одному из своих родственников я предложил: «Пойдем в парк, погуляем!» Думал, мальчишка ответит: «Да, пойдем дядя, костерок разведем, с собакой погуляем!» А он говорит: «Да что там смотреть! Одни деревья, кусты». Ему неинтересно там, на природе, хотя она красивая и интересная, она – Божие творение. Но виртуальный мир привлекательнее. Потому что мы его приучили к этому: оплачиваем Интернет, сами даем технику ребенку. А потом удивляемся, что он до 40 лет еще работу себе не нашел. А кто же виноват? Мы.

Веселая пустота – признак этой страсти. Едкой, опустошающей душу. В этот момент нужно пытаться молиться. Это все будет противоречить вашему настрою, словам, сердце не будет верить, но нужно продолжать молиться. Эта страсть побеждается усердием, усилием, молитвой и трудом.

Какие еще бывают проявления? Игра в карты. Нужно понимать, что происхождение карт оккультное. Те масти, которые есть в них, созданы в оккультной среде как насмешка над христианством. Поэтому мы вообще этого должны избегать всегда. Ведь понятно, что играть с вещами, которые имеют оккультное значение и насмехаются над христианством, это позор и предательство для христианина. Сами по себе игры, когда человек увлечен ими, проводит в них очень много времени, – тоже одно из проявлений этой самой страсти.

В телевизоре, который работает с утра до вечера, что угодно может быть! Какой только пустоты нам не предлагают! И оккультизм, и винегрет из каких-то вероучений. И убийцы к нам в дом могут через телевизор прийти, и маньяки, и разврат, и ересь, что угодно. Это происходит, если мы не следим за тем, что смотрят по телевизору наши дети или смотрим мы сами. Развлечения, развлекательные программы… Конечно, проще посмотреть их, чем заниматься чем-то серьезным.

Одним из проявлений этой страсти является сон без меры. Понятно, что во сне мы восстанавливаем силы душевные и телесные. Как рекомендует святитель Игнатий, надо спать 7–8 часов, чтобы ум работал как положено, душа была в порядке. Понятно, что бывают болезни, которые требуют долгого отдыха. Но когда у человека нет обязательств, например, вставать на работу и со здоровьем все в порядке, а он спит без меры, по 10–12 часов, это тоже признак уныния. Борьба с этим – активность и режим.

Пустословие. Это когда люди начинают ни о чем долго-долго разговаривать. За этим проявлением тоже нужно внимательно следить: что, как и кому мы говорим. Потому что Господь в Священном Писании предупреждает: от слов мы оправдаемся. В чем беда пустословия? Во-первых, ни о чем, долго тратим и свое, и чужое время; во-вторых, в этом процессе мы начинаем кого-то осуждать, кости перемывать. То есть один грех тут же на себя наматывает еще и другой. Поэтому пусть слова наши будут «да, да»; «нет, нет», а что сверх этого, то от лукавого.

Спасибо вам, дорогие братья и сестры, за отзывы, которые вы пишете! Бог даст, будем дальше разбирать с вами наш объект – страсть уныния.

 

Беседа 102. Страсти и борьба с ними. Уныние - веселая пустота. Часть 6

10 января 2024 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем цикл, посвященный изучению страсти уныния, который называется: «Уныние – веселая пустота». Сегодня часть шестая и 104-я встреча в нашем большом цикле. Каждый раз напоминаю тем, кто только присоединился к нашей передаче, обратить внимание, что такие важные темы, как борьба со страстями, обязательно нужно начинать с изучения основ веры. Это очень важно. Без правильной веры не построить правильной жизни. И получение навыков различения страстей без знания о Христе, без правильной веры в Него не то что бесполезно, но, может быть, даже неполезно. Поэтому начинаем с самого начала. Все эти передачи находятся в архиве телеканала «Союз», к ним всегда можно обратиться и изучить все в свое время.

 

Итак, продолжаем разбираться, как проявляется эта страсть. Сегодня мы приступаем к рассмотрению условно простительных прегрешений уныния. Условно простительными в святоотеческой литературе они называются не потому, что как бы простительны и можно не обращать на них внимания. Нет. Они проявляются легко, очень быстро, потому что у нас падшая природа (вспоминаем основы веры, почему мы грешники). Они наносят не большие раны, условно говоря, а маленькие, но из них тоже течет кровь. Эти маленькие ранки нужно обязательно лечить, обрабатывать, чтобы не получить заражения, большой травмы или болезни.

Давайте посмотрим, как проявляется страсть уныния в условно легких, обычных, повседневных для нас проявлениях. Жалость к себе. Вот мы пришли домой уставшие, а нужно уделить внимание близким, нас попросили что-то сделать, нужно поработать дома, и появляется такое ощущение, очень яркое чувство: хочется пожалеть себя, отдохнуть, уединиться, полежать. Не пойти делать то, что просят, а отложить это на потом, расслабиться. Это как раз свойственно страсти уныния. А что дальше? Ты решил отдохнуть, полежать, расслабиться, но мы не умеем просто отдыхать, нам надо как-то реально развлекаться. И начинается бесконечный просмотр телевизора, какие-то пустые чтения в Интернете, захотел покопаться и утонул в этой паутине. С этого все и начинается. Мы должны понимать, что отдыхать нужно, но четко чувствовать эту границу, и если тебя просят что-то сделать, нужно помочь. Есть такая пословица: «Делу время, потехе час». В данном случае час отдыху. Немного отдохнули, и нужно выполнять свой долг по работе, по обязательствам в отношении близких, по отношению к своей духовной жизни.

Всем знакомо: пришли с работы, устали, занялись приготовлением ужина, поели, развлеклись, пообщались, посуетились; и вроде нужно ложиться спать, а помолиться уже нет сил. И молишься невнимательно. Вот результат этой жалости к себе, в том числе когда нужно встать на молитву, а уже не хочется этого делать. И мы жалеем себя, где-то что-то сокращаем. К молитвенному правилу нужно относиться очень внимательно.

Конечно, обстоятельства бывают разные. Допустим, человек реально устал, потому что водился с маленькими детьми, ухаживал за стариками... Это понятно. Надо разумно подходить к этому. А если у тебя обычный день, ты просто суетился и весь вечер прокопался в Интернете, смотрел там какую-то пустоту и устал, то из-за этой жалости к себе ты не помолился. Очень часто многие из нас на этом попадают. Мы должны понимать, что это такое и откуда это самое состояние. Оно именно от уныния, которое, безусловно, связано с усталостью. Но мы должны понимать границу отдыха и расслабления. Отдыхать нужно, но поддаваться унынию нельзя.

Еще одна из форм проявления: когда человеку не сидится дома – и он специально идет в какой-то магазин. Понятно, что это свойственно людям, живущим в больших городах. Человек идет в магазин, хотя ему не нужно там ничего покупать, все есть. Но хочется впечатления праздника, которое он создает. И мы расслабились и накупили ненужных вещей. Именно поэтому у нас в магазинах Новый год начинается с октября.

Такое хождение по магазинам, по знакомым от нечего делать: в чем здесь грех? В том, что уныние требует подпитки: скучно сидеть дома, скучно читать, скучно чем-то заниматься, и лукавый гонит человека из дома. У монахов можно встретить такой пример, когда они покидают свою келью и ходят по кельям других. Лукавый гонит монаха, чтобы тот не молился, не следил за собой, а увлекся болтовней и какими-то разговорами.

Так и мы с вами, живущие в миру, можем на себе увидеть, что не просто пошли погулять по парку, подышать, а пошли именно развлекаться, получать впечатления. Это тоже относится к веселой пустоте. Если ты пошел к знакомому, так как тебя пригласили, – это нормально; если пошел в магазин потому, что кончились продукты или нужно купить штаны или рубашку, – это нормально, особенно если делаешь это по средствам и чтобы все было прилично. Тут нет греха. А если это от нечего делать, просто развлечься, то уже получается подпитка страсти уныния. Вроде бы безобидно, ты ничего не украл, никого не убил, но потом очень легко проявятся более тяжелые вещи. Эта страсть резко бьет. Она накапливается, а потом раз – и нет сил бороться. И очень легко могут вырасти и смертные грехи просто потому, что человек перестал следить за собой.

Представьте, пограничники на границе государства, которые должны охранять, обходить территорию, совершать определенные действия, быть бдительными, начали расслабляться и не выходить в свой дозор. Постепенно враг увидит, что никто границу не охраняет, и может напасть большими силами, пройти границу, навредить жителям. Так и с унынием: оно очень усыпляет нашу бдительность.

Какие еще проявления этой страсти мы можем увидеть в нашей жизни? Опоздание на богослужение. На самом деле это серьезная проблема. Одно дело, когда вы из глубокой деревни пробираетесь через луга и снега и пришли не к началу, это даже похвально, что вы преодолели этот путь. Ведь путь в храм – это определенное мини-паломничество. Особенно в наше время в большом городе. Не когда у тебя храм за углом, а когда нужно преодолевать расстояние, покупать билеты, вставать пораньше. Это же тоже жертва. К сожалению, мы не всегда оцениваем ее как жертву ради Бога. Нам хочется полежать, расслабиться, особенно если накануне мы плохо готовились к службе, глазели в Интернет или телевизор, поздно легли. И начинается сожаление, что и так всю неделю работали, а тут еще надо рано вставать на службу.

Но надо встать, брать себя за шкирку и идти на службу; и не опаздывать. У меня был один случай. Я много лет, когда служу литургию, особенно воскресную, завел такой порядок: проповедь о Евангелии идет сразу после чтения Евангелия. Это особое место для проповеди. Не я его придумал, просто взял классическое место. И это актуально, потому что человек только что услышал отрывок из Евангелия и сразу получил комментарии, толкование, какой-то более-менее полезный нравственный урок. Я это делаю годами. И один раз получилось так, что я прочитал Евангелие, вышел, что-то сказал по этому поводу, а в конце службы ко мне подошел прихожанин и очень горячо благодарил за проповедь. Хотя ничего особенного не было сказано, обычные вещи. Оказалось, что он эти долгие годы, как воцерковился, постоянно опаздывал и приходил уже после Евангелия; соответственно, не слышал проповеди. А один раз пришел чуть пораньше, и для него это было открытие. А приходи он чаще к началу службы, постоянно получал бы какое-то научение.

Опоздание на богослужение – это на самом деле серьезный прокол в нашей внутренней неорганизованности. И не надо рассматривать это как что-то легкое и простое: ну, опоздал и опоздал. Давайте будем относиться к себе строже. Когда приходишь на литургию до начала богослужения, особенно утром, мне очень нравится состояние тишины в храме, ожидание службы. В этот момент хорошо молиться. Жаль, что люди, которые опаздывают, не знают этого состояния в ожидании литургии, как это здорово: прийти чуть-чуть пораньше, помолиться, настроиться, отбросить суету. И уже совсем по-другому пойдут и литургия, и молитва. Поэтому опоздание на богослужение – серьезный прокол. Давайте каяться в этом и пытаться перестроить свой взгляд на службу. Это серьезно. Представьте, нас позовут на прием к губернатору: вы придете к середине, что ли? Да ничего подобного. Мы приедем за полтора часа и еще будем переживать, не опоздали ли. А почему на служение Богу мы можем позволить себе опоздать?

Разговоры в храме. Вообще удивительно, почему это может быть. Посмотрите за собой, когда мы начинаем во время службы делиться какой-то информацией. Все это очень странно выглядит. Ведь кто мешает молитве? Бесы. Получается, бес выбирает кого-то из нас, слабого и подверженного унынию, кто не может молиться и кому надо потрещать о чем-то, поделиться новостями. Как будто бы это нельзя сделать после службы. Выйдите из храма и делитесь хоть весь день, какие проблемы? Нет, надо именно сейчас что-то сказать, прокомментировать. Бесы выбирают одного из нас, и мы становимся проводниками бесовской диверсии. Понимаете? Это же плохо. Мы становимся вредителями Церкви. Мы вредим богослужению, к тому же и так немощной молитве окружающих, когда в храме то в одном углу, то в другом ведутся какие-то разговоры. Я категорически плохо к этому отношусь. Мы должны понимать: если на исповеди рассказали, как не вовремя съели селедку, а сами болтаем в храме и упустили то, что стали проводниками бесовской воли и мешали одному из важнейших и труднейших дел христианской жизни – молитве, то ничего хорошего из этого не выйдет. Переход с места на место, болтовня и разговоры должны отсутствовать в храме. Мы пришли к Богу, пришли молиться – всё. Весь храм – наше общее место. Любое место святое, за колонной или перед ней, справа, слева – это вообще не имеет значения. Встал и молись, никуда не переходи. Любые переходы, не связанные с богослужением, необходимостью подойти ко Святой Чаше, Кресту, – это уже проявление уныния, и мы этим мешаем молиться другим людям. Это очень серьезно.

Невнимательность в храме, рассеянность во время богослужения. Это уже внутреннее состояние. Когда человек разговаривает, ходит, мешает другим – это внешнее. А тут ты вроде бы стоишь, нашел свое место во время богослужения, молишься, стараешься. Но каждый человек, который внимательно попытается молиться, столкнется с тем, что может наступить рассеянность, мысли очень трудно собрать, они улетают. Все отвлекает, находящиеся вокруг люди шепчутся. Собраться очень непросто. Поэтому надо обратить внимание на то, что богослужение – это не просто наше физическое присутствие на службе, а ее внутреннее, внимательное, сердечное переживание.

Сейчас так много литературы, столько лекций о литургии, о том, что происходит на ней, что означают определенные моменты! Все тексты можно найти и почитать, это все доступно, все переведено. Только уныние не дает нам подготовиться к службе. Кто нам мешает на русском языке прочитать Евангелие, которое будет звучать в храме, Апостол прочитать? Тем более что на литургии в основном одни и те же тексты поются (я про воскресную литургию говорю) – только тропари дня и кондаки меняются, а все остальное одно и то же в большинство дней года. Поэтому выучить это совершенно нетрудно. Тем более церковнославянский язык такой красивый! Это язык молитвы, язык святой. И совершенно нетрудный. Китайский ведь люди учат, и успешно. А мы свой родной церковнославянский не можем выучить. Дело даже не в том, что мы смысла текста не понимаем, а именно в том, что эта рассеянность свойственна унынию. Задача лукавого отвлечь нас, перевести внимание на второстепенное.

Кто-то может сказать: я не понимаю текста (или невнятно поет хор, или быстро и непонятно читает чтец). В этом случае нужно сосредоточиться и начать творить Иисусову или какую-то другую молитву. Я сравниваю это с симфоническим оркестром: каждый свою партию играет, а в итоге общая мелодия получается, гармония. Если каждый христианин будет творить Иисусову молитву во время богослужения, это не противоречит общему течению службы, а вливается своей маленькой немощной молитвой в этот самый оркестр, общий хор. Поэтому с невнимательностью надо категорически бороться. Это внутренняя серьезная работа.

Тут идет борьба за ум. А лукавому очень легко наш ум направить на бытовую жизнь, на мечтания, на что угодно, лишь бы мы не молились. Это духовная война, духовная брань. И она очень серьезно проявляется в невнимательности, рассеянности в храме. Тем более что молитва в храме обязательно зависит от частной молитвы дома. Если дома человек пытается внимательно молиться, тоже борется с рассеянностью, то и на богослужении он будет молиться более внимательно. Взаимосвязь того, раскаялся ты в грехах или нет, влияет на молитву в храме. Если не раскаялся в грехах, пришел на службу внутренне растрепанный, то кажется, что служба длинная, что тяжело или что-то болит. А если подготовился хорошо, накануне воскресной литургии вечером подвел итоги недели, покаялся в прегрешениях и пришел уже другим, то это помогает с правильным, мирным настроем подойти к богослужению. Особенно если на вечернее богослужение сходил. Оно особенно настраивает на то, чтобы оторваться от суеты. Люди, которые не ходят на вечернюю службу по неуважительным причинам, многое теряют.

Ленимся пойти в храм. Имеется в виду, что у человека есть возможность пойти на богослужение, но он не идет, потому что поленился. Хочется полежать, отдохнуть, и очень часто это все выходит потом боком, потому что мы свой долг не выполнили, заповедь не исполнили.

Ленимся помочь храму. Это тоже важная тема. Все сложнее приходится экономически функционировать храмам. И нанять какого-то хорошего специалиста становится очень трудно. Выживаемость храмов и приходов будет эффективна, если есть община – семья духовная, общество людей, верующих во Христа, заботящихся о своем храме, которые жертвуют свое время, силы для того, чтобы он существовал. И когда священник обращается с просьбой о том, что нужно помочь, какие-то послушания выполнить по храму, нужно откликнуться, ведь в этом случае мы идем не только священнику помогать, а Самому Христу. Потому что это наш храм. И наша обязанность, священный долг – о нем заботиться. Не надо думать: «Я пожертвовал деньги». Очень часто нужны именно руки.

Поверьте, если человек искренне откликается, он и друзей найдет в лице других прихожан. Ведь, работая вместе, можно познакомиться, подружиться, общаться. Бывает, мы печалимся, если у нас знакомых нет. Это опять же наша беда, что мы не общаемся. А как раз общие работы в храме создают единство. И радостно бывает, когда подходит человек сам и спрашивает: «Чем помочь?» Это так редко бывает! Священник объявляет: «Братья, сестры, давайте сегодня генеральную уборку проведем!» И из двухсот-трехсот человек остались двое. Слава Богу, что хоть они есть. Но когда человек подходит и сам говорит, что хочет помочь, очень ценны такие слова и такие люди, которые сами проявляют инициативу. А это серьезная жертва времени, своих сил. И Господь, я уверен, поможет этому человеку в его вопросах внутренних, в прощении грехов, духовном укреплении. Мы не знаем этой тайны, как Господь помогает такому человеку.

У меня в жизни был пример, когда я еще был алтарником и охранял храм целителя Пантелеимона на Сибирском тракте в Екатеринбурге. Произошел такой случай. Я закрыл храм, потому что уже пора было это сделать, и вдруг кто-то стучится в дверь. Открываю,  чтобы узнать, в чем дело. Оказалось, пришла постоянная прихожанка. Говорит: «Разрешите, я зайду и помою храм». У нее было благословение настоятеля. Оказывается, женщина состоятельная, у нее бизнес был тогда хорошо развит и были большие доходы. Она опытно узнала, что если есть проблемы, то можно прийти помыть храм. Вот вечером приедет, помоет, пыль вытрет, все сделает как положено, проведет генеральную уборку… Она говорила: «Как только я это сделаю, сразу чувствую, ощущаю, что Божья помощь ко мне приходит, разрешение проблем». Поэтому мы не должны, братья и сестры, где-то далеко от церкви находиться. Ни в коем случае не быть отдельно, все должно быть едино.

Пост. Пост состоит из двух частей: телесная сторона и внутренняя, когда мы следим за направлением своих грехов, каемся, учимся молиться, пытаемся бороться с унынием и другими страстями. И когда мы следим только за внешним, а за внутренним не следим, это тоже уныние, потому что внутри нас все и происходит, а не на столе, не в тарелках наших, не в холодильнике. Тоже нужно обратить на это внимание, особенно тем людям, кто болеет и не может поститься по тем вариантам поста, которые мы можем найти в календарях. Послабление у тебя есть, и ты думаешь, что можешь не поститься? – Нет. Начни следить за собой, ходи на богослужения, борись с рассеянностью, страстями. Вот увидишь, даже слабый и немощный пост будет эффективным, если сопровождается духовной работой.

Еще одно из общераспространенных проявлений – это мысленный спор, мысленные беседы, фантазии. Наверное, вы тоже ловили себя на том, что когда нас кто-нибудь заденет, мы мысленно тут же какие-то аргументы приводим, думаем, будто что-то отвечает наш оппонент,  ведем какие-то беседы внутри себя, ответы придумываем, фантазируем, мечтаем ни о чем. Это тоже ловушки лукавого. Потому что его задача – наш ум оторвать, чтобы мы развлекались, не молились и не следили за собой. Лукавому нужно наше внимание куда-нибудь направить. На пустую мечту, например. Мысленный спор, беседы, фантазии – это все от лукавого. Это все заполнение нашей пустоты.

И праздное любопытство, которое проявляется не в интересе делами человека и тем, чем он живет, а в интересе желтой прессой, сплетнями, пустой информацией о своих близких.  В Интернете сейчас этого много: можно начать интересоваться тем, что тебя не касается, вредно, пусто и не нужно. Поэтому обратите внимание на это тоже.

Братья и сестры, мы с вами изучили страсть уныния. Понятно, что это не все проявления, но, думаю, общую картину мы увидели. Развлечения, пустота, саможаление, лень, многозаботливость – все это проявления уныния, цель которого ослабить душу человека, чтобы он дальше впадал в какие-то более тяжкие, смертные прегрешения.

 

Беседа 103. Страсти и борьба с ними. Борьба с унынием

24 января 2024 г.

Смотреть видео.

Сегодня мы подошли к такой очень важной теме, как борьба с унынием. В предыдущих передачах был небольшой цикл знакомства с этой страстью. На самом деле мы все с ней знакомы, просто постарались немножко увидеть себя, как в зеркале, и посмотреть, как проявляется эта страсть. В рамках большого цикла это 103-я передача.

 

Сегодня мы поговорим о борьбе с унынием. Хочется уложиться в одну передачу, потому что чем дальше мы идем по плану о развитии страстей, составленному святыми отцами, тем больше приходим к очень сложным, очень непростым страстям. В этом плане бороться с чревоугодием гораздо проще, чем с унынием.

Та информация, о которой мы сегодня будем говорить, предназначена для людей, начинающих эту самую борьбу. То есть по большому счету для нас с вами. Если мы освоим это и будем изучать святоотеческую литературу, то разберемся и дальше. Просто сейчас нет смысла копать глубоко. Давайте начнем с азов.

Как бороться с этой веселой пустотой, со страстью уныния? Первое, с чего святые отцы советуют начинать, – это борьба с чревоугодием. Казалось бы, мое душевное состояние: скука, духовная тягота… И тут мне советуют бороться с чревоугодием. На прошлой встрече мы говорили о том, что уныние очень тесно связано с чревоугодием. Оно подпитывает уныние; и наоборот. И если мы возьмемся за борьбу с чревоугодием, начнем выполнять разумные и посильные аскетические упражнения, это в первую очередь повлияет на бодрость, которую мы получим. Бодрость души. Тело с душой тоже очень тесно связаны, поэтому духовную болезнь нужно начинать лечить с борьбы с чревоугодием. Это очень даже логично и правильно.

Как бороться с чревоугодием? У нас был целый цикл передач об этом, но кратенько напомню, что сюда входит: человек должен следить за тем, что ест, когда и сколько, чтобы привести себя в духовно боеспособное состояние, не разъедаться под действием уныния, не тучнеть, не толстеть, не превращаться в приставку для дивана. Нужно быть боеспособным христианином, а для этого следить за собой и трудиться, делать физические упражнения, гулять и так далее. Человек должен быть бодрым. Это очень важно, особенно горожанам, у которых очень мало физического труда.

Если человек начнет делать это разумно, спокойно, умеренно, то в ближайшее же время  почувствует бодрость. А потом можно начинать бороться дальше. Борьба с чревоугодием – это то, с чего надо начинать. Просмотрев все предыдущие передачи, телезритель может заметить, что я каждый раз говорю об этом первым пунктом, когда мы разбираем другие страсти. Все правильно, потому что чревоугодие, как говорят святые отцы, дверь всех страстей в нашу душу. Поэтому надо эту дверцу прикрывать, если хочешь с чем-то бороться.

У нас бывает целый комплект страстей. Не одно только уныние, но и блуд, и еще что-то. Обычно это какой-то набор. Поэтому в любом случае мы начинаем с чревоугодия. Не так важно, идет пост или нет, можно и непостную еду принимать по режиму и не объедаться,  человек уже будет получать эту самую бодрость. Это тоже аскетическое упражнение.

Борьба с блудом, с гордостью, со сребролюбием, с гневом бодрит человека. Если он следит за собой, то уныния будет меньше. Потому что когда ты внимательно следишь за страстями, видишь их, искренне раскаиваешься, то у тебя есть поводы для покаяния. Ты искренне каешься, и унынию уже труднее заползти в твою душу. Еще раз повторюсь, что говорю это для новоначальных, то есть для нас с вами. Понятно, что у монашествующих другой опыт, более глубокий. Мы его не знаем, поэтому будем говорить про простых мирян. Если мы начнем искренне молиться, если будем видеть свои грехи, раскаиваться, пытаться бороться, то уныние не так просто на нас нападет. Но нападет. Не надо думать, что мы, живя в миру, в безопасности от этой страсти. Вовсе нет.

В предыдущих передачах мы видели, что на самом-то деле описываем нашу современную повседневную жизнь, когда мы, по сути, тонем в этом самом унынии, в этой самой веселой пустоте. Но еще раз напомню: борьба с остальными страстями (чревоугодием, блудом, сребролюбием и гневом) позволяет человеку видеть свои немощи, каяться и оживлять свою душу покаянием.

На особом месте стоит борьба с печалью. Напомним, что печаль уже духовная страсть (а те были телесные). Она напрямую связана с унынием. Почему важно бороться с печалью? Это уже сложно. С телесными страстями борешься ложкой, а тут нужно бороться умом. Когда приходят эти гордостные мысли, превращающиеся в печаль, что все не так, у тебя что-то не получается, что ты не такой, у кого-то лучше, а у тебя хуже, человек начинает печалиться, роптать, опускает руки, перестает вести духовную жизнь, ходить в церковь, участвовать в таинствах и молиться. Человеку скучно, неинтересно. Он пошел развлекаться и пропал.

Борьба с печалью – это важнейшая тема, если мы хотим побороться с унынием, потому что очень часто лукавый подлавливает нас, неопытных, как раз на печали. Очень часто человек впадает в уныние из-за того, что почитал, казалось бы, хорошие книги, допустим, жития святых, но сравнивает это с собой и по неопытности говорит, что не может так поститься, молиться, совершать какие-то действия, а потому все плохо. Некоторые женщины говорят, что им муж мешает вести духовную жизнь. А мужчины говорят, что им мешают дети...

Но на самом деле это самообман. Нас поставили именно в то место, где мы можем спастись, где получаем шанс спасения. И не так важно, что кто-то многодетный, а кто-то бездетный. Лукавый всегда найдет повод для того, чтобы человек печалился, унывал, опускал руки, переставал бороться, потихонечку погружался в эту трясину веселой пустоты и погибал. Поэтому борьба с печалью – важная тема. Если мы чувствуем, что унываем, надо себя проверять по этим страстям.

Печаль связана со всеми телесными страстями. Неудовлетворение любой страсти дает печаль, а она дает уныние. Поэтому боремся со всеми проявлениями, но не печалимся от того, что у нас есть страсти, не опускаем рук, что грехи регулярно нас побеждают. Это нормальная обстановка. Это война. Если в войну что-то взрывается, летят снаряды, самолеты и так далее, это нормально и никого не удивляет. Так же и с духовной жизнью: проявление всех этих страстей в нашем падшем мире нормально, поэтому мы боремся с ними, не сдаемся, не опускаем рук. Без борьбы с печалью не поймешь борьбы с унынием.

Один из святоотеческих советов – принятие воли Божией о себе. Я так это сформулировал. Это очень важно. И это тоже в русле борьбы с печалью: принять Божью волю о себе. Но мы думаем: «А какая Божья воля обо мне?» Так ты оглянись, посмотри, как ты живешь, в каких обстоятельствах, кто тебя окружает, где ты живешь. Это и есть воля Божья о тебе. Это не означает, что ее нужно где-то искать. Она напрямую проявилась: твоя профессия, семья, обстоятельства жизни, внутренний духовный мир, опыт хождения в церковь, чтение. Это все как раз и есть духовная жизнь. И не надо себе чего-то фантазировать.

Но лукавый не даст нам покоя. Он бьет нас через несогласие с волей Божьей. А печаль – страсть богоборца. Так назывался цикл наших передач. Печаль не дает человеку принять внешние обстоятельства, может быть, даже явно печальные, какие-то потери: близких, имущества, положения... Но все это нам дает Господь, потому что без Него ничего не происходит. В Священном Писании мы читаем о том, что Господь говорит: и волос с головы не упадет без воли Отца вашего Небесного. И уж тем более какие-то события, связанные с неприятностями в нашей жизни. Мы должны понимать основу веры, помнить, что живем в мире скорби. Скорби будут. Они неприятные, но лечебные. Если человек будет правильно их воспринимать, если у него будет принятие воли Божией о себе, то есть какие-то начатки смирения (смирение – это когда человек с миром), тогда у него не будут опускаться руки. И это будет уже серьезной основой для борьбы с унынием. 

Следующее: не ориентироваться на эмоции. Что я имею в виду? Уныние дает определенное впечатление. Мы на самом деле чувствуем сердцем все, что происходит, всегда выдаем какую-то эмоцию, необязательно яркую и запоминающуюся. Мы чувствуем любые слова. Скажи на незнакомом языке, что человек нас любит или ненавидит, мы же это не поймем, у нас не будет никакой реакции. А скажи нам на понятном языке, мы прочувствуем каждое слово. Это важно.

И по отношению к борьбе с унынием мы должны понимать, что наше сердце, как сломанный телевизор или радио, может транслировать неправильные эмоции; и доверять себе в этом случае категорически нельзя. Лукавый умеет подделывать в нашем сердце большой спектр эмоций, поэтому думать, что духовная жизнь – это обязательно какие-то восторги, впечатления, благодатные переживания, это путь ошибки. Да, Господь когда-то дает утешение, когда-то у человека есть радость в сердце, когда-то у него есть какое-то облегчение, может быть, бывают проблески смирения, но в основном мы живем не в таком режиме. Но окружающий нас мир живет в режиме эмоций. Все направлено на них. Начинаешь смотреть какой-то фильм: из тебя выдавливают нужную режиссеру яркую эмоцию, захватывают ею. Мы смотрим социальные сети, где люди делятся этими эмоциями. Может, человеку не очень радостно, но он обязательно улыбается, создает картинку, чтобы поделиться этой как бы псевдоэмоцией. Неправильно думать, что все построено на эмоциях. Все должно быть построено на уме.

А при унынии какие эмоции? Все скучно, серо, надоело, неинтересно. Общаясь с молодыми людьми и девушками, очень часто сталкиваюсь, знаете, с чем? Человек говорит, что ему неинтересно ничем заниматься. Как? Ты молодой, все у тебя еще впереди. Бери, создавай, делай, живи, учись, трудись и так далее. А человеку неинтересно. Вот эмоция уныния.

В духовной жизни никак нельзя ориентироваться на эмоции. Во-первых, не надо себе фантазировать благодатные ощущения, они не такие, как душевные эмоции. Духовные впечатления другие. Не такие, что нравится, не нравится, эмоции радости, восторга и так далее. Это совсем не о духовной жизни на самом-то деле, это душевные переживания.

Если мы будем ориентироваться только на «нравится – не нравится», «хочу – не хочу», «буду – не буду», на эмоции, то мы никогда страсть уныния не победим. На них вообще не надо ориентироваться. Это очень сложно. То, что я сейчас вам говорю, и сам до конца, до глубины не понимаю. Просто передаю вам святоотеческий опыт.

Нужно молиться, когда не хочется молиться. Но надо взять и начать молиться. Да, сухо, неинтересно, даже противно бывает в душе у человека, он не хочет, если душа не сопротивляется страсти уныния. Что делать? Продолжать биться. Борьба с унынием –трудное дело, проще сдаться, включить YouTube и залипнуть на всю ночь. А тут нет. Во-первых, аскетическое правило: вовремя ложиться, выспаться – все отключаешь. За этим очень надо следить. На эмоции не ориентируемся, а ориентируемся на долг: это мой христианский долг, я должен.

Но что такое долг, мои обязанности? Господь, как любящий Отец, всем нас обеспечивает. Но и мы по отношению к Нему тоже имеем обязательства: сохранять и знать веру, быть членами Церкви, участвовать в таинствах, исполнять заповеди – это всё мы должны делать. Помните, апостолам Господь советует, как бороться с тщеславием и гордыней? Говорите так: мы рабы недостойные, делаем, что обязаны, нам нечем гордиться (см. Лк. 17, 10). Эта обязанность у нас тоже есть – обязанность по отношению к спасению своей души.

Все наши посты и молитвы Богу не нужны, они нужны нам, это средства оздоровления, оживления для нас. Лукавый будет создавать ощущения (а он умеет это делать), что человеку скучно это исполнять. Открываем Священное Писание – скучно читать, открываем детектив – всю ночь можем читать. Вот какое действие врага и самой страсти! На эмоции не ориентируемся. Должен делать, хоть это и не нравится.   

Приведу, может быть, примитивный пример, но для того, чтобы мы понимали. Например, зубы чистить вообще неинтересно. Но мы это делаем. Почему? Нужно! У кого хронические заболевания, тому совсем неинтересно вовремя принимать лекарства. Я не думаю, что кто-то испытывает по отношению к регулярному приему лекарств положительные эмоции, восторги. Должен! Хочешь быть здоровым – делай.

Поэтому и мы должны делать так же. Надо аскетические правила делать – делай. Надо молиться – делай. Надо читать, изучать Священное Писание, ходить на службу. Перефразируя Святое Евангелие, скажу мысль в контексте нашего разговора о борьбе с унынием: в терпении вашем спасите души ваши. Тебе неинтересно, но ты делаешь. Мы должны понимать: терпение – это не значит терпеть какие-то глобальные мировые потрясения, это терпение внутреннее. Ему тоже надо правильно учиться. Святитель Феофан Затворник по поводу страсти уныния говорит, что не надо думать, будто только радости должны тебя сопровождать.

Все радости – это, можно сказать, некий отдых, который дается Богом твоей душе. Поэтому терпение в этом деле – это очень важное действие. Терпим, просто терпим.

Периоды уныния бывают из-за попущения Божьего каких-то нападок, когда мы сами наделали ряд ошибок и довели себя до такого состояния. Бывает так, что у человека все нормально, он успешно борется со страстью. А иной раз накрывает волна уныния. Для чего это попускается? Это дается для опыта, потому что мы должны духовно расти. Мы же не будем в духовном детском саду постоянно находиться. Надо расти. Рост предполагает встречу с более серьезными задачами. А борьба с унынием – это очень серьезная задача.

Если человек в себе увидел уныние, начал бороться, ему дается повод узнать о себе побольше и разобраться в себе, поэтому в этом деле важно терпение, в нем – спасение души человека через принятие воли Божией.  

Что делать по отношению к духовным делам? Допустим, посещение  храма. Человек работал всю неделю, устал, дома проблемы, голова завалена всякой информацией. Он думает так: в воскресенье надо на службу поехать. А может, поспать? Посплю, отдохну. Или все-таки пойти? А неохота, сил нет собраться, и на исповедь надо готовиться, опять же время и силы. Не пойду. В этом случае ты сдался, поддался пустоте. Ну проснешься ты на полчаса или на час позже. Но не будет у тебя на душе ощущения полноты и мирабудет ощущение какой-то пустоты. Снова засуетился – и все.

В деле борьбы с унынием надо понимать, что враг будет тебя от церкви отбивать и отталкивать. В первую очередь эта борьба будет не внешняя (придут комиссары в пыльных шлемах и будут тебя оттаскивать от церкви), а внутренняя, чтобы ты сам не пошел.

Знаете, статистика говорит (я не знаю, насколько ей можно верить), что по сравнению с 2022 годом в 2024 году на 1 000 000 с лишним человек меньше пришло в церковь на Рождество Христово. На праздник! О чем это говорит? Это уныние захлестывает, понимаете? Казалось бы, внешние сложности политической жизни, военные, экономические должны человека взбодрить – надо же у Бога просить помощи! А у нас, наоборот, расслабление. Спишь сколько хочешь, ешь, пьешь…

Это не должно быть про нас, дорогие мои! Упал, подбили тебя – идем в церковь, потому что это лечебница, больница. Только там можно оживить свою душу и попросить Бога о помощи, помолиться со всеми, поучаствовать в таинствах, если человек способен на это.

Бывает такое глубокое уныние, что человеку нужно – это священник решает – духовное упражнение дать, чтобы взбодрился. Но в глубину духовную не пойдем, давайте хотя бы внешне трудиться. Даже если ты не готовился к таинствам, все равно приходи, не надо думать: не причащаюсь, значит, в храм не нужно идти. Человек, помолившись, побывав в благодатной обстановке, выходит уже другим, укрепленным.  Я думаю, такой опыт у вас есть.

По поводу развлечений. Это же пустота; правда? Поэтому одно из самых первых правил: мы должны уменьшить развлечения. Что значит уменьшить развлечения?  Я не говорю: бросьте социальные сети, телевизор, компьютер. Многие из нас скажут, что это невозможно, мы современные люди. Хорошо, давайте поэтапно уменьшим их использование. Как это делать? Например, в Telegram есть очень много новостных каналов. И человек смотрит у одного репортера, другого, третьего… Четыре часа прошло, три, два... Оставь два наиболее авторитетных, все равно будешь в курсе, потому что они всё друг другу пересылают. Но ты потратишь меньше времени на поиск информации.

Желательно не смотреть какие-то откровенно развлекательные и глупые передачи по телевизору. Если хочешь использовать Интернет для того, чтобы отдохнуть, ищи не какой-то глупый контент, а что-то полезное, касающееся твоей профессии или того, что обогащало бы тебя, не истощало, не делало пустым. Можно уменьшить время просмотра телевизора, ограничить просмотр лент в социальных сетях, не интересоваться пустыми новостями, жизнью других людей. Зачем это нужно? Это реально пустота!

Можно вспомнить такое правило интересное: если тебе скучно дома сидеть – начни рукодельничать. Помните, святые монахи древних времен занимались рукоделием? Во-первых, чтобы себя содержать, а во-вторых, чтобы бороться со скукой, унынием. Нам тоже можно это применять: вместо сидения в Интернете начать что-то делать своими руками. А когда человек начинает что-то делать своими руками, тогда по-другому работает душа, можешь видеть результаты своего труда. Увлечешься – создашь себе альтернативу.

Давайте подведем итог сегодняшнего разговора. Не бросаем исповедь, ходим в храм и каемся в своем духовном состоянии уныния. Это грех, и с ним надо бороться, в нем надо исповедоваться. На исповеди не просто фиксировать: мне скучно, потому что лукавый подполз и укусил. Уныние надо исповедовать искренне. Продолжать молиться. И все равно правило свое молитвенное выполнять. Это труд. Это необходимость. И надо просить у Бога покаяния, просить оживить сердце. Господь Велик, Он Всемогущ, Он все исцелит и поможет человеку, если тот борется.

Важен совет духовника. Если тяжело, унылость напала, особенно от духовной работы (может, ты не по силам что-то взял), обязательно идем к духовнику. Союз с духовником важен тем, что можно рассказать о своем состоянии, получить совет в этой борьбе и молитвы. Если духовника нет, может, есть знакомый опытный христианин или друг, которому ты веришь: с ними можно по-братски поговорить, посоветоваться, поделиться. Даже если все кажется скучным, мрачным, серым, тебе станет легче. Недаром же в Священном Писании говорится: Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2).   

Понуждение и обязательно – надежда на Бога. Это упражнение мы должны пройти. У сильных людей уныние бывает более долгое, у кого-то менее долгое, кто-то с унынием рождается. Но мы должны понимать, что это все не случайно. Это все дается для того, чтобы мы стали опытными и пришли ко Христу.

Помоги нам всем Господь, дорогие братья сестры, на этом заканчиваем. Дальше, Бог даст, продолжим, будем разбирать страсть тщеславия. Помоги нам всем Господь.

 

Беседа 104. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд

31 января 2024 г.

Смотреть видео.

Мы приступаем к новому небольшому циклу в рамках нашего большого, многочасового цикла. Сегодня 104-я встреча. Следующий цикл будет посвящен изучению страсти тщеславия. Я условно назвал его: «Тщеславие – сладкий яд».

Итак, часть первая. Давайте разбираться, что это за страсть такая. Само слово «тщеславие» состоит из двух частей: слово «слава» и «тщета» (то есть суета). То есть это пустая, суетная, тщетная слава. Перед кем человек, болеющий этой страстью, пытается себя показать? Конечно, перед людьми. Поэтому особенность этой страсти, если очень кратко сформулировать, – это суетная слава перед людьми.

Теперь нам нужно будет вспомнить наши огласительные беседы, первые беседы о том, какова человеческая природа после грехопадения. И если мы освежим эти знания, то вспомним, что у всех людей есть все страсти. И если мы, будучи простыми людьми, живущими обычной человеческой жизнью, скажем, что у нас нет тщеславия, потому что мы не выступаем на федеральных каналах, не звезды, не лидеры общественного мнения, то категорически ошибемся.

Суетная слава не означает, что человек обязательно должен стать суперзнаменитым и мелькать в каждой телепередаче. Вовсе нет. Ведь люди-то всегда перед нами, правда? В семье, в трудовом коллективе, соседи. Эта страсть хитрая и очень сложная. Она проявляется вообще везде, не важно, чем будет заниматься человек. Я не считаю, что есть какие-то профессии недостойные или недостаточные. Не важно, чем мы занимаемся, необязательно руководить «Лукойлом» или «Газпромом», быть суперзвездой мирового уровня, в нас будет тщеславие в обязательном порядке.

Это основа основ нашего понимания сути падшей человеческой природы. Суетная слава есть всегда, поэтому мы должны от этого отталкиваться и постараться изучить эту очень сложную страсть. Это не чревоугодие, когда, знаете, съел и переел. Это страсть сложнее всех, которые мы изучали до этого. Предыдущие встречи были посвящены унынию; так вот, тщеславие на порядок сложнее. Если уныние так или иначе можно зацепить, увидеть, что происходит, почувствовав эти негативные ощущения, то тщеславие ловить сложнее. Но с Божьей помощью давайте попробуем это сделать.

Приведу простой пример: один мой знакомый, бывший военнослужащий, рассуждал об этом и говорит: «У меня нет тщеславия, я гвардии полковник разведки». И вот слово через слово, к месту и не к месту, он рассказывает, что он гвардии полковник разведки, тем самым показывая, что тщеславия у него настолько много, что оно даже не к месту изливается, когда тебя не спрашивают, кто ты по званию и где служил. Это особенность этой страсти. Она, как всякая другая, пытается маскироваться, показать, что ее нет. На самом деле выливается очень даже серьезно. В другой раз мы изучим, как она проявляется. Сегодня передача посвящена общей характеристике этой страсти.

У тщеславия есть две стороны. Допустим, чревоугодие – это в основном плотская страсть, но тщеславие может проявляться как в плотском виде, так и в духовном. Плотские проявления, когда человек тщеславится своим голосом, цветом глаз, ростом, видом, телом, одеждой, украшениями, машинами, телефонами. Всяким этим барахлом, побрякушками, которыми мы увлекаемся и на которых, собственно, построена вся эта индустрия соревнований в нашем человеческом обществе, чтобы внешне показать себя каким-то превосходным над другими людьми. Это плотская сторона страсти. Ее очень много. Можно увидеть, как у человека, например, есть телефон, но ему нужен другой, потому что его только что отрекламировали. А он точно такой же, работает точно так же, плюс-минус какие-то фишечки. Но самое главное не фишечки, которыми ты, может быть, и не пользуешься, а сам бренд, что ты обладатель какой-то блестящей мишуры, которая тебя возвышает над другими людьми. Что ты можешь сделать с этой мишурой? Правильно, похвастаться. Вот это тщеславие с плотской стороны.

Или ты тратишь кучу времени, чтобы быть красивым. Это больше женщин касается. Вопросов нет, они должны быть красивыми, женственными, ухоженными, целомудренными. Это понятно. Но когда человек ради внешнего вида тратит огромные средства для того, чтобы привлекать, чтобы превозноситься над другими, это тоже плотская сторона тщеславия. Она есть, несмотря на то что тщеславие – духовная страсть.

И есть еще одна сторона этой страсти, когда человек начинает хвалиться, превозноситься над другими, оценивать себя с однозначно положительной стороны, показывать свою внутреннюю духовную сторону жизни. Когда человек пытается жить христианской жизнью, молиться, ходить в храм, начинает читать что-то духовное, особенно на первых порах, ему тут же хочется делиться этим, идти рассказывать это другим и так далее. Это тоже исходит от этой страсти.  

Еще есть внутренняя, еще более глубокая сторона этой самой страсти, относящаяся к духовному: когда человек сам собой доволен. Он необязательно показывает себя перед людьми и хвастается, это грубое проявление, а когда именно наслаждается собой. «Я стою в храме, какой красавчик, как здорово спел!» Или: «Как я здорово помолился». Или: «Вот все переходят с места на места, а я стою на месте, какой молитвенник!» Как в Евангелии фарисей говорил: Несмь, якоже прочии человецы. «Все грешники, блудники, а я такой красавчик, уже фактически святой человек…» Это духовная сторона. Мы должны особенно следить за ней, а не думать, что если не похвалился и iPhone не новый, то как бы тщеславия и нет. Неправда. Все это есть.

Одна из особенностей этой страсти в том, что раз она имеет такую духовную сторону, то очень сильно влияет на душу. По ее специфике получается, что она сопровождает и отравляет все духовные дела. Понимаете? Вот в чем ее сложность. Если, допустим, есть откровенный грех и безбожие, то человек пришел к Богу, отказался от этого греха, отрекся, и его уже нет. Или он заблуждался, неправильно думал, находился в унынии, но потом Господь его отрезвил, и он пошел изучать веру, бороться, стал в храм ходить, и вроде страсть уменьшилась, исчезла. Но тщеславие по своей природе таково, что может сопровождать всякое духовное дело. Человек идет на исповедь и думает: «Как хорошо, что я поплакал». Или: «Хорошо, что у соседа маленький листочек, а у меня большой». Обычные вещи, которые, думаю, вы тоже встречаете. «Все в очереди стоят и возмущаются, а я нет». Эта страсть может отравить даже такой момент, как покаяние, имеется в виду не внутреннее, а внешнее, таинство Исповеди. Если человек ее не замечает, то на исповеди может покаяться в том, что объелся, с женой поссорился, но не обратить внимания на то, что тщеславился много раз на дню. А когда мы уже знаем про грехи, про страсти, как они проявляются, смотрим на других и думаем: «Вот какие они – и какой я!» Чем мы в этом случае отличаемся от фарисея? Ничем. Поэтому любые духовные дела: пост, молитву, помощь другим, выполнение заповедей, – тщеславие неизменно будет отравлять. Это же яд.

Мы должны быть очень внимательными. Это не плотская, а духовная страсть, поэтому она будет бить по самому главному, по духовному. Мы должны крайне внимательно следить за собой, чтобы не увеличивать и не подпитывать ее.

У этой страсти есть разные стороны, для четкости и понимания я назвал их крайностями.  Вот человек ведет борьбу, допустим, строго постится, и вольно или невольно это все замечают. Человек начинает отравлять себя этой страстью, когда думает про себя: «Все увидели, что я пощусь; значит, пойдут к вере и станут христианами. Пускай видят, какие христиане молодцы, увидят, что во время поста все едят тортик, потому что день рождения у сотрудника, а я нет». Они спрашивают: «Почему ты не ешь торт?» Скажу: «Идет Великий пост, поэтому не буду. Мне нельзя, я христианин». И так далее. Вся эта кутерьма, которая мысленно у нас происходит, это что? Конечно, тщеславие. Эти самые мысли, что от моих действий пойдет волна добродетели, сметет грех, все сразу станут верующими, придут в Церковь, и все это благодаря тому, что я отказался от тортика.

Другая сторона, когда нет борьбы. Поясню: человеку в Великий пост предложили тортик, а он взял его и скушал и думает: «Я молодец, по любви поступил. Правильно поступил, не оттолкнул людей. Они увидят меня и скажут: какой любящий человек! потому что христианин. И пойдут в Церковь толпой».

То есть там человек внутренне себя похвалил за борьбу с грехами. А тут, получается, он тщеславится, что у него нет этой самой борьбы. Пощусь – тщеславлюсь, не пощусь –тщеславлюсь. Как преподобный Иоанн Лествичник говорил: побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, тоже тщеславлюсь. Это из этой серии. Особенность этой страсти как раз в том, что она отравляет духовные дела и подвиги. Именно вот этим ощущением, что ты молодец, что у тебя получается, что ты на правильном пути и это здорово. Это придает удовольствие. В этом особенность этой страсти. Это не просто холодные мысли, это яд.

Тщеславие, как и яд, убивает душу не абстрактно, а физически. Как хочется похвастаться, что ты перевел бабушку через дорогу! Так это приятно рассказать: какой я молодец, что помог бабушке!

Особенность этой страсти еще и в том, что когда человеку нечем хвалиться добрым, он начинает хвалиться пороками. На этом построена индустрия популярной культуры, когда новости – реальные или придуманные – публикуются в желтой прессе и это разлетается по Интернету в секунды как горячие пирожки; сейчас для этого создана подходящая среда. То, что, например, какой-то рабочий совершил подвиг, собрал 300 автомобилей, реально стал героем труда, – это неинтересно, а то, что какие-то псевдозвезды голышом поплясали, – это новость. Почему они это сделали? Добродетелями они не могут похвастаться, поэтому приходится хвастаться пороками. Не важно, какая основа – добро или зло, лишь бы в итоге были слава, известность, чтобы про тебя говорили.

Но это необязательно со звездами должно происходить. Это встречается и в нашей с вами среде. Например, когда человек говорит: «Я – великий грешник!» А что ты великого сделал? Селедку съел не в то время…

Давно, когда я только воцерковлялся, у моего духовника была такая история. Подошел человек, картинно сложил ручки и сказал: «Батюшка, благословите великого грешника!» Он на это ответил: «Жалкий ты грешник». А человек обиделся и ушел. Вот оно, проявление этой страсти. Человек показал себя грешником, порочным человеком, а на самом деле получил прекрасный урок видения тщеславия. Потому что он может себя показывать смиренным, послушным, кротким, но стоит только задеть его самолюбие, как из него такой драконище вылезает! Такова на самом деле внешняя оболочка этого сладкого яда – тщеславия. Поэтому бывают люди, которые хвастаются своими пороками, не каются по-настоящему. А чем хвалиться-то?! Это беда, болезнь, гной твоей души. Какой ты грешник? Жалкий. Грешник на самом деле, но не осознающий этого.

Основа тщеславия – сладострастие. Почему это сладкий яд? Если бы торт был вонючий, противный и горький, то человек бы его не съел. А бывают яды без запаха и вкуса. Примешай его к медку, к тортику, в пирожное и отравишься, даже не почувствовав, что отравился. Основа тщеславия – это сладострастие и чревоугодие. Они связаны между собой, как и все другие страсти.

Урок вам, братья и сестры, домашнее задание. Попробуйте в течение дня понаблюдать за собой: хвастаетесь ли вы, оцениваете ли себя, переживаете ли о том, что о вас подумали люди, начинаете ли особенно себя вести, когда люди вокруг вас находятся и когда при них что-то удается сделать положительное? Почувствуйте, попробуйте увидеть, как приятно становится: когда вас похвалили, когда вы увидели отзыв от людей, когда вы показали, какой вы хороший, и вам говорят: «Слушай, ну ты молодец!» Вы отвечаете: «Да, что я, грешник, что ли, великий?» А самим внутри приятно. Там, где гнев обычно закипает, там же появляется и приятное чувство сладострастия.

Почему с малолетства детишки показывают себя, учатся хвастаться? Потому что они – в отличие от нас – еще пока не такие сложные внутри, у них нет жизненного опыта, и они делают что-либо просто потому, что им это приятно. Вот ребенок что-то сделал – все посмеялись. Он даже не понял, что он сделал, но потом повторяет, чтобы вызвать реакцию близких людей – родителей, родственников. Скажет какие-то нелепые слова, потом сам же их и повторяет, чтобы окружающим было смешно, а ему – приятно.

И мы, становясь старше, делаемся все сложнее, а механизм тот же остается. Если не было бы приятно, то человек не поддавался бы на эту самую страсть – очень тонкую и сложную.

Сложность ее еще в том, что при борьбе с ней она только усиливается. Давайте разберем ее. Если мы будем бороться с чревоугодием (как мы с вами говорили в передаче о чревоугодии, о борьбе с ним), будем питаться умеренно, то нужно будет побороться, но это вполне достижимо, ничего тут сверхсложного нет. Наладить режим питания, отказаться от вкусняшек и сладостей, от странных видов пищи – и чревоугодие будет уменьшаться. Иногда оно будет проявляться, но все равно будет идти на уменьшение. Чем меньше человек потакает страсти, тем стремительнее она уменьшается. С тщеславием же – ровно наоборот. Эта страсть крайне сложная. При борьбе, как говорят святые отцы, она усиливается. Почему? Вот ты поборолся с чревоугодием, победил его – и сразу тщеславие пошло.

Мы часто делаем ошибку, когда говорим: «Я победил страсть». Или: «Я победил грех». Или, наоборот, человек говорит: «Я не могу это сделать». И отходит от Бога, потому что у него ничего не получилось. Так ведь не мы это делаем! Давайте вспомним основы покаяния: человек замечает свою болезнь, кается, не хочет больше ее повторять, но лечит-то его Бог! Господь, видя труды человека, подает ему помощь для ослабления страсти, а человек начинает тщеславиться тем, что это будто бы он сделал. Рассуждая так, он в ближайшее время снова упадет, это просто основа основ.

Есть предание про одного из подвижников благочестия (по-моему, Макария Великого). После кончины он проходил мытарства, бесы пытались его обвинять, останавливать, а он упорно шел к Богу. Когда идти осталось уже немного, бесы сказали ему: «Все, ты великий, ты нас победил». Подвижник повернулся к ним и ответил: «Еще нет». После чего и зашел в рай. А в нашей бытовой жизни часто мы приписываем себе победу над страстью, грехом, даже забытым, не повторяющимся в силу возраста, например. Мы меняемся, организм меняется, и какие-то страсти, связанные с плотью, утихают на физиологическом уровне, а человек думает, что он их победил.

С тщеславием все по-другому: чем больше ты борешься, тем больше страсть начинает проявляться. Поэтому нам нужно быть крайне внимательными. Эта страсть не утихает, она будет биться с нами до последнего. Она не ослабевает с возрастом – это мы с вами должны понимать. То, что мы становимся старше, не означает, что страсть уменьшилась. Ни возраст, ни место жительства не могут повлиять на нее – она живет у нас внутри. И поскольку она бывает разная (напоказ людям или внутри себя), она всегда действует, и возраст для нее – не помеха.

Опыт духовной жизни, наше время, проведенное в Церкви, тоже не ослабляют эту страсть сами по себе. Священный сан не освобождает от нее: стал человек монахом или священником – страсть все равно будет проявляться, только формы у нее будут другие, виды проявления более сложные. Поэтому с ней нужно бороться всем и всегда.

Еще одна ее особенность, которую подмечают святые отцы, – тщеславие пленяет ум. Естественно, ведь это яд, и человек, отравляясь им, начинает делать какие-то страшные глупости. Из-за этого часто рождаются зависть и злоба друг против друга.

Мы видим в Евангелии, как фарисеи, которые изначально были подвижниками, незаметно увлеклись вот этой самой страстью, ум их повредился, и они, вследствие этого состояния, убивают Бога, Господа нашего Иисуса Христа, пришедшего спасти людей. Казалось бы, это были люди, которые изучили Священное Писание, знали веру и закон, знали, что такое подвиг ради Бога. Не избавившись от тщеславия внутри себя, они настолько опьянели умом, что пошли на богоубийство. И такое возможно с каждым человеком. Не надо думать, что это все было 2 000 лет назад и фарисейство как состояние души уже исчезло. Вовсе нет.

Кратко об особенностях этой самой страсти мы поговорили, домашнее задание я вам дал. Поэтому наблюдайте, смотрите за собой: есть ли у вас эта страсть, как она проявляется – в мыслях, чувствах, делах, словах, можете вы ее побороть или не можете.

 

Беседа 105. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 2

7 февраля 2024 г.

Смотреть видео.

По плану, который составили святые отцы, мы приступили к изучению страсти тщеславия. До этого мы изучили: чревоугодие, блуд, гнев, сребролюбие, печаль и уныние. Сегодня у нас 105-я встреча и часть вторая, посвященная тщеславию. Очень часто в передачах я напоминаю: прежде чем глубоко изучать любую страсть, нужно обратиться к огласительным беседам, к первым беседам этого большого цикла. Я прекрасно понимаю, что это уже большой материал, его много, но в любом случае тем, кто только присоединился, надо начинать с первых бесед, потому что в них изложены основы веры. Почему я это повторяю? В комментариях на YouTube очень часто задают вопросы: «А что такое страсть?» Снова. Мы уже не один год этим занимаемся, а человек только присоединился, и у него такой закономерный вопрос. Это мы изучали ранее, поэтому, пожалуйста, обратитесь к первым встречам. Их легко можно найти в архиве телеканала «Союз». Забиваете в поиске нашу передачу «Страсти и борьба с ними», и там выложены все передачи, даже есть текстовый вариант. Поэтому можно смотреть кому как удобно.

Итак, сегодня мы изучаем, какие у страсти тщеславия бывают смертные грехи. Напомню, что у каждой страсти есть три проявления: смертные грехи самые тяжкие, требующие особого покаяния, особого труда; тяжкие грехи и условно простительные прегрешения.

Итак, сейчас посмотрим, как тщеславие, этот сладкий яд, проявляется в виде смертных грехов. Если человек рисковал жизнью, чтобы прославиться. Я думаю, что этот грех не требует глубокого раскрытия. Понятно, что жизнь нам дается один раз, мы должны ее беречь. Естественно, в разумных пределах. Когда нужно рисковать жизнью ради спасения близких, защиты Отечества, выполнения своего служебного или какого-либо долга, родительского или сыновьего, и человек жертвует собой, мы называем это подвигом. К тщеславию это не относится. Тут имеется в виду глупый риск, возможность потерять жизнь, чтобы прославиться. В YouTube легко можно посмотреть самые разные варианты видео, когда какой-нибудь человек пытается показать всему миру, какой он сильный, замечательный, куда-то лезет, срывается и погибает. Или делает какие-то откровенные глупости именно для того, чтобы снять видео и набрать лайков, получить какие-то деньги, но самое главное: получить славу. Люди делают очень много глупостей ради этого.

Господь не прощает такие стремления и поступки. Человек может элементарно погибнуть, пытаясь сфотографироваться в каком-то очень красивом месте. Срывается и становится посмешищем, к сожалению. И это как раз страсть тщеславия толкает человека делать что-то, чтобы привлечь побольше внимания. И чем больше мы живем в этом информационном обществе, чем больше развиваются социальные сети, тем больше человек выставляет свою жизнь напоказ. Очень глупо смотрится, когда человек фотографирует каждый свой завтрак. Но, по крайней мере, понятно, что это за страсть, и не смертный грех, конечно же. А когда попытка привлечь к себе внимание выходит на такой уровень, то это уже смертный грех. Даже если человек не закончил эти эксперименты как-то трагически. Все равно нужно переосмыслить: зачем рисковать, ради чего. Тем более христианам вообще непонятно зачем этим заниматься. Поэтому обращаем на это внимание.

Дальше очень сложное проявление этой страсти: отрекались от веры, чтобы не потерять авторитет в обществе. Общество имеется в виду не вообще общество как государство или страна, а тот коллектив, то окружение, что есть. Допустим, вы работаете в коллективе с безбожниками, атеистами, которые создают такую атмосферу, что христианин вынужден реально отрекаться от веры, прямо вслух говорить, что не верит в Бога, или еще что-то. Такие истории, к сожалению, бывают. И мы должны понимать, что этот самый авторитет в обществе – это основа сладкого яда. Человек хочет получить внимание, особое расположение, чтобы его похвалили, чтобы к нему хорошо относились, и ради этого он может или жизнью рисковать, или даже своей душой; может отречься от веры, чтобы его никто не осуждал и криво не смотрел, не думал, что он какой-то ненормальный. Хотя из Евангелия мы прекрасно знаем, что так и будут к нам относиться люди, далекие от веры, и не надо на них ориентироваться.

Но бывает, человек попадает в такую обстановку: и вроде он не сделал ничего предосудительного с точки зрения светского закона, не нарушил Уголовный кодекс или Конституцию, не сделал что-то противоправное. Он всего лишь в разговоре, допустим, сказал, что неверующий.

Но это не просто слова. Господь говорит нам: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься. Это не просто такое настроение или просто необдуманные слова, это уже очень тяжкое прегрешение. Это смертный грех, который требует особого лечения, особой епитимьи, особого пастырского внимания. Естественно, такие грехи бывают нечасто. Особенно в наше время, когда большинство людей все равно верят. Но периодически это встречается, поэтому давайте будем внимательны и настроимся, что нам должно быть в хорошем смысле все равно, что про нас подумают люди по отношению к нашей вере. Это наша ценность, наше сокровище. Это удивительно, что в наше время хоть кто-то приходит к вере. И, конечно, это нужно беречь, не разменивать свою веру на мнение каких-то людей, по большому счету грешников. Не важно, что они думают, как относятся к Церкви и так далее. Мы должны крепко стоять в своей вере.

Следующий смертный грех тоже связан с реакцией на мнение окружающих людей. Он бывает чаще. Это когда вы одобряли смертные грехи, чтобы сохранить уважение безбожников. Того же самого безбожного коллектива или авторитетов. Что это такое? Давайте посмотрим в бытовой жизни. Я часто слышу такую историю. Допустим, женщина-христианка работает в женском коллективе. А там постоянные разговоры молодых женщин о блуде, о том, кто с кем в выходные гулял, как блудил, с кем развлекался. И они ждут реакции этой самой христианки. И вот она скажет: «Ну да, что такого? Ну, погуляли, вы молодые, веселитесь, бывает». В этом случае, получается, человек не просто посмеялся над глупой шуткой или сказал какое-то лишнее слово, как в унынии у нас есть такое проявление, как многословие. Ничего подобного. В этом случае мы грешники, но как пришедшие ко Христу должны свидетельствовать об истине. А это необязательно выйти с крестом на площадь города и сказать: «Покайтесь!» Или: «Все веруйте». Вовсе нет. Это очень часто делается в бытовой жизни, вот в таких моментах.

Часто это бывает по наущению дьявола, он специально ждет твоей реакции, соблазняет тебя, чтобы ты сказал: «Да ничего страшного. Вы воруете? Ну и воруйте, все равно это ничье, просто лежит». Или по отношению к другим смертным грехам. В этом случае что происходит? Не надо думать, что я же этого не делал, ведь эта женщина не пошла блудить сама. Но, во-первых, а кто застрахован? Если человек согласился с этим уже на уровне слов, мысли, то где гарантия, что он не оступится так же, как его сослуживцы? Это очень легко, возможно, потому что среда такая, а мы слабые, очень легко можем заразиться. А во-вторых, на словах человек уже согласился, то есть отрекся от нравственной христианской жизни, соглашаясь, что тот или иной поступок не так страшен.

Не так давно, в прошлое воскресенье, ко мне подошла прихожанка и говорит, что встретила молодую девушку, еще почти девочку, по возрасту старшая школьница, которая рассказала, что, как она думает, у нее есть какое-то особое влечение к однокласснице. Модная тема, к сожалению, этих извращенцев, содомитов и так далее. Наша знакомая спросила ее: «А как к этому относятся твои родители?» А родители сказали, что в любом случае принимают ее такой, какая есть.

А что в этом случае должны бы сказать родители? Как-то объяснить и так далее. Такое согласие означает, что родители соучастники в грехе этой девочки. Благо она встретила нормального человека, совершенно чужого, который смог это объяснить ей. Человек испугался, и хоть мозги на место встали.

Если христианин участвует в таких разговорах и соглашается с этим, то он является соучастником. Понимаете, в чем суть вопроса? Он соучастник гибели собственной души и душ этих людей. Можно же просто сказать: «Это ваше дело, ваше право, вы свободные люди, но я не согласен с этим». Не надо их переубеждать, биться с ними, устраивать крестовый поход, а просто засвидетельствовать, что это не норма, что вы так делать не будете. «Я не согласен». В этом случае тот человек, может быть, получит какую-то мысль, что действительно, может, не нужно этого делать… Услышит другой взгляд, другое мнение и опомнится.

Если мы в разговорах соглашались со смертными грехами, то тоже в этом согрешили. Смотрите, какая сложная страсть. Помните, мы говорили, что телесные грехи легче замечать. А тут походя сделал, и человек потом может даже и не вспомнить об этих разговорах. Дай Бог, чтоб вспомнил. Надо быть очень внимательным. Эта страсть очень цепкая. Она цепляет человека тем, что он хочет сохранить уважение среди людей. Вот это сладкий яд, вот тщеславие.  

В этом случае человек просто на словах соглашался, а бывают многочисленные истории, когда кто-то реально впадает в смертные грехи, прямо физически, чтобы не выделяться среди сверстников. Люди начинают принимать наркотики, блудить, потому что все это делают. И, конечно, печально, что и христиане попадаются на эту уловку лукавого: все вокруг делают и мы тоже. «А почему бы и не я? Я хочу быть как все. Как на меня будут смотреть, если я наркотики не попробую? Скажут, что я слабак или еще что-нибудь такое». Лукавый тут же находит какие-нибудь аргументы, и человек легко впадает в грех именно по причине того, что общество ждет от него соучастия. Очень часто даже специально провоцируя человека это сделать. И если мы подвержены этой страсти, то очень легко можем впасть в любое разнообразие грехов, которыми болеет общество.

К этому нужно быть крайне внимательным. Одно дело, когда человек согрешает потому, что это его путь борьбы (бывает, что с этой усиленной страстью он рождается): он борется, падает, встает. А другая история, когда человек и не хотел грешить, но делает это ради того, чтобы сохранить псевдохорошее к себе отношение.

В этом большая ответственность родителей. Их обязанность – ненавязчиво говорить ребенку, что если сейчас для него важно мнение других людей, то когда он станет старше, это не будет казаться таким важным. Многими глупостями люди занимаются как раз в юности«От юности моея мнози борют мя страсти». Нужна поддержка родителей. Необходимо заранее в детей вкладывать, что такое хорошо и что такое плохо. Иначе откуда наши дети об этом узнают? Только опытным путем. Именно цепляя за тщеславие, ведется подрывная работа в соцсетях среди молодежи. Люди совершают преступления, смертные грехи именно потому, что им говорят, что они не такие, как все, и т.д. Если в семье будет нормальное, доброе общение, реальная оценка поступков, поддержка молодых людей, тогда не будет такого влияния окружающей среды.

Приступали к таинствам напоказ. Святые таинства Господь нам дал, чтобы мы освящались. Во всех церковных таинствах душа человека таинственным образом соединяется с благодатью Святого Духа. И если кто-то идет к таинствам не для того, чтобы очиститься, получить духовную помощь и освятиться, а из страха, что его осудят другие или потому, что все так делают и это модно, в таком случае идет реакция на мнение окружающих. Я абсолютно уверен, что никому никакого дела до этого нет. Не идешь на исповедь – это твое внутреннее дело, значит, ты, наверное, готовишься. У нас нет людей, которые бы отмечали, кто был на исповеди. Участие в таинствах должно быть добровольным. Нужно правильно подготовиться: с верой, покаянием, желанием исправления. А не просто показать себя, поставить галочку и чтобы тебя кто-то оценил.

Это тоже один из серьезных проколов, которые могут быть в нашей жизни. Крайне внимательно нужно обращать внимание на то, как мы готовимся к святым таинствам. В чем опасность? Мы не разжигаем костер дома на кухне, потому что случится пожар. Мы делаем это в специально отведенном месте (например, в лесу), в специальной костровой зоне, потому что мы понимаем, что огонь – это опасно. Благодать Святого Духа, Божия благодать тоже действует не всегда так, как нам хочется. Это не бесплатная раздача конфет. Если человек внутренне не готов, не верит, не кается, тогда участие в таинствах обращается не просто в профанацию, это разжигание костра дома и устраивание себе пожара. Благодать Святого Духа может опалить человека. Он может в суд и во осуждение себе повенчаться, причаститься, собороваться. Любое таинство может подействовать и со знаком «минус». Господь – это не бесплатный аппарат для газировки. Это любящий Отец, Который по любви еще и наказывает человека, если тот ведет себя неправильно. Поэтому такое отношение опасно еще и из-за духовных последствий, которые можно получить в виде охлаждения к вере, проблем и скорбей. Это не шутки. Это живая духовная жизнь. Прикасаясь к ней, нужно понимать, что это крайне ответственно. На тебя все будет влиять.

Стыдились отстаивать истину. Это не о том, что нужно в Интернете сидеть и с утра до вечера спорить с безбожниками. Я думаю, что это не надо делать, если у Вас нет времени, желания и Вы не можете сохранить спокойствие и мир. Но в обществе живых людей, где вы находитесь (семья, трудовой коллектив, компания друзей), если начинают хулить Церковь, истину, Христа, а мы постыдились и умолчали, понимая, что происходит, то мы тоже стали соучастниками этого греха. Кто-то богохульничает – я молчу. Не важно, кто это будет: начальник, подчиненный, важный человек или скромный. Когда он несет гадости по отношению к истине, а мы молчим, то согрешаем смертным грехом. Как это исправить? Спорить не надо. В спорах в этом случае ничего не родится. Но мы должны засвидетельствовать, что мы с этим не согласны, для нас это важные и ценные вещи. И попросить при нас эти вещи не говорить. Если люди продолжают так поступать, нужно встать и уйти. В этом случае мы засвидетельствуем свое несогласие делом, и дальше пусть делают, что хотят. Но мы готовы стоять за истину. Я абсолютно уверен, что отношение к вам, если вы так сделаете раз или два, станет более уважительным. Если же, когда все богохульничают, а мы соглашаемся с этим, мы не будем иметь настоящего авторитета. Если человек будет жить по своим принципам, по истине – пускай смеются! Что нам с этого? Ничего страшного. Это частое явление, когда в обществе идут такие разговоры. Отстаивать истину нужно всем. Это духовная война, и мы на эту войну призваны.

Стыдились исповедовать свои грехи на исповеди. Исповедь дана для того, чтобы человек очистился. Механизм этого таинства такой, что человек осознает, что он делает, и в присутствии священника, который выступает как свидетель, называет свои грехи – и Господь ему прощает, если он раскаивается и желает исправиться. Кто-то приходит и думает, что батюшка на него косо посмотрит, если узнает, что ты впал в какой-либо грех. В основном стыдятся каяться в блудных грехах. Не надо рассказывать подробности, но нужно обличить грех, назвать его и раскаяться, получить епитимью, начать духовно работать, исцеляться.

Это все равно что человек приходит к врачу и говорит, что у него вроде что-то болит, но что конкретно болит, он не скажет. Врач не сможет вылечить. А Бог Всемогущий, Он видит, что ты лукавишь. В этом случае по форме будет исповедь (священник же не знает, что у человека на душе). Это таинство построено на свободе, доброй воле, желании человека исправляться, когда он впал в какие-то грехи. Если человек видит священника и перед ним стыдится, а Всемогущего Бога как бы забыл, Который видел, что он согрешил и дал возможность исправления, то, получается, человек сам зачеркнул попытки исправления.

Это касается и тех грехов, которые регулярно появляются в жизни. Необязательно страшные блудные грехи или какие-то преступления. Часто в бытовой приходской жизни можно услышать: «Зачем на исповедь идти? Одно и то же у меня проявляется. Неудобно перед священником». Как будто священник запоминает, в чем ты грешил. Не запоминает. Честно. Когда приход большой… Я вообще считаю, что все добрые и святые, и ничего не запоминаю. Большинство священников так и делают. Мы идем, чтобы исцелиться самому, а не развлечь священника. Исповедь – это средство очищения. Идем, перебарываем этот ложный стыд. Тщеславие будет препоны ставить, чтобы его не обличили. Лукавый всячески будет делать так, чтобы человек не каялся. Взять и что-то вырвать – это тяжело. Это серьезный и большой труд. Зато какое облегчение потом человек чувствует! И Господь тут же поддерживает его.

Это общераспространенные, нередко встречающиеся проявления смертных грехов страсти тщеславия. Давайте будем к себе внимательны и будем помнить, что Бог о нас думает, а не люди. Помоги нам Господь!

 

Беседа 106. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 3

14 февраля 2024 г.

Смотреть видео.

Приветствую вас на передаче «Страсти и борьба с ними». Мы продолжаем наш большой цикл. Сегодня – 106-я встреча в рамках этого курса...

Бывает, человек узнает о каких-то грехах и как они в нем проявляются, но вместо того, чтобы каяться, начинает отчаиваться. Поэтому сначала нужно обязательно изучать основы веры… Сегодня, согласно нашему учебному плану, мы изучаем страсть тщеславия. Тщеславие называют сладким ядом. Потому что эта страсть дает особое наслаждение, ради достижения которого заставляет человека двигаться в сторону греха, делать все напоказ...

Напомню, что в святоотеческой литературе грехи делятся на смертные, тяжкие и условно простительные.  И все они требуют покаяния. Просто лечение их разное. 

В предыдущих передачах мы говорили о том, что тщеславие – страсть очень непростая. Ею пропитано все наше общество, вся культура. На тщеславии сегодня зиждутся человеческие взаимоотношения, на тщеславии основывается и самооценка личности. И необязательно это касается людей мирских и неверующих. Страсть тщеславия липнет ко всем. И чем больше человек духовно борется, тем больше опасности попасться на эту самую страсть и погубить все свои труды.

Давайте начнем разбирать ее проявления. Одно из первых в нашем списке – пресмыкательство перед начальством. Я думаю, все попадали в такую обстановку или видели, как это происходит…  И в церковной среде, к сожалению, есть такое печальное и постыдное явление. Давайте возьмем приходской уровень. Довольно часто бывает так, что человек почему-то чувствует не просто уважение и почтение к священнику  как к человеку со священным саном, а лебезит перед ним, раболепствует. Это отвратительно.

Отвратительно вдвойне, когда священник попадается на эту удочку; ему начинает казаться, что так и должно быть: ручку целуют, в глазки «барину» заглядывают… Но по Евангелию этого не должно быть! Ни в Церкви, ни в обществе. Должны быть совершенно другие отношения: уважение, почитание, но ни в коем случае не преклонение.

Но, к сожалению, извращенные тщеславием взаимоотношения нравятся большинству. Особенно начальнику. И поэтому при потере власти тот приходит в изумление, когда к нему начинают относиться с позиции: «Да кто ты такой?» Но что именно рождает такое неправильное отношение к начальнику? Когда подчиненные впадают в крайности, относясь к руководству панибратски либо с подобострастием. Безусловно, человек при власти – это человек с ответственностью, и основой взаимоотношений должно быть уважение. Уважение человека к другому человеку. Мы часто говорим о смирении, о покаянии, но забываем, что у человека должно быть и достоинство.

Смирение не означает, что человек должен превратиться в половую тряпку, об которую  можно вытирать ноги. Настоящее смирение – это большая внутренняя работа по примирению со Христом.

А сколько примеров, когда человек смиренничает напоказ! Играет, словно не понимая, что в нас есть образ Христа, а не образ какого-то шута горохового или раба. Смирение – это про другое. Не надо играть в смирение, изображать его. Если оно у тебя есть, то и будет. Нужно просто относиться ко всем людям с уважением. Не хамить начальнику, не унижать подчиненных. Какой бы человек ни был, он образ Божий. Мы основываем свое мировоззрение на христианском достоинстве, а не на гордыне. Мы не должны ронять имя христианина.

К начальству нужно относиться с уважением, понимая, что так – иерархически – устроено наше общество. Нам дают задачу – и мы должны постараться ее выполнить. Либо попытаться объяснить начальнику (если, конечно, он способен слышать какие-то возражения и аргументы), почему эту задачу выполнить невозможно. В противном случае из-за таких извращенных на тщеславии отношений и появляются различные приписки, обман в работе. Это не начальник наврал о каких-то цифрах, это мы, подчиненные, побоялись сказать правду: что у нас, допустим, не получилось что-то сделать. Человеку проще обмануть, чем рассказать начальнику о реальном положении вещей…

Тщеславие заставляет нас быть нечестными работниками, говорить начальнику то, что он хочет слышать, а не то, что есть в действительности. Я понимаю, что говорить правду очень непросто. Но кто еще будет это делать, если не мы? Правду нужно говорить. Но говорить правильно, не размахивая шашкой.  Спокойно доложить реальную обстановку. Начальник нуждается в реальной картине. А из-за того, что мы неправильно к нему относимся, он этой картины не видит. А раз не видит, то не может принять административных мер для решения этих проблем.

Давайте вернемся к приходскому уровню. Вот сотрудник, например, видит какой-то недочет в приходской работе. Он видит, а настоятель нет. Человек думает: «Не буду рассказывать, пусть настоятель сам разбирается». И что впоследствии? Из-за боязни быть наказанным человек не докладывает правду. И из-за этого серьезные вопросы не решаются.

Вот это пресмыкание перед сильными мира сего – отвратительнейшее явление, которое сильно влияет не только на душу человека преклоняющегося, но и на начальствующего, и на общественную жизнь. Это очень серьезное прегрешение, которое может пропитывать всю структуру власти.

Идем дальше: желание похвалы, желание получения высокой оценки своих качеств и действий от людей – это база, на которой разливается сладкий яд тщеславия. Человеку хочется, чтоб его прилюдно похвалили, как-то особо отметили, поблагодарили. И вот начальник говорит: «Отец Андрей (это я про себя), ты такой молодец!» И ходишь уже довольный.

Вот это ощущение крыльев за спиной берется от тщеславия, заряды которого мы получаем с детства.  Когда взрослые радостно смеются над нашими детскими глупостями. Когда в школе, да и во взрослом возрасте, ищем похвалы. И ради нее человек готов сделать что угодно: пойти на подлость или какие-то совершенно откровенные глупости. Ради лайков можем делать какие-то отвратительные вещи. Вот недавно в Telegram-каналах был скандал, когда один человек, не могу назвать его адекватным, на камеру бросал своего двухмесячного ребенка в сугроб. Это же просто отвратительно, это грубые, ужасные проявления тщеславия. Вместо того чтобы показать что-то доброе, хвалится самыми низменными и отвратительными вещами.

Надо понимать, что желание получить грамоту, когда на собрании вручили грамоту Петрову, а тебе нет, хотя вы работали одинаково, тоже тщеславие. Что ты будешь делать потом с этой грамотой? На Страшном суде скажешь: «Вот у меня грамота есть. Даже две»?  Понятно, что это не имеет никакого отношения ни к христианству, ни к Евангелию. Такое желание похвалы, желание реакции людей – очень и очень опасное. Поэтому постарайтесь внимательно понаблюдать за собой, когда огорчаетесь из-за отсутствия похвалы. Наш ум начинает по-другому работать: мы уже болтаем не то, делаем не то, и пошло-поехало…

Ищем земную славу. Хотим, чтобы о нас все говорили, – и готовы сделать ради этого даже гадость. Поэтому сегодня желтая пресса и пользуется такой популярностью: все горячо обсуждают «таланты» «звезд», кто с кем спит, кто кому какие гадости наговорил, кто что купил. И все это делается ради подогрева градуса этой самой славы. Потому что где слава, там деньги, а где деньги, там какие-то преимущества.

Получается, что человек, желая, чтобы о нем говорили, стремится получить земную славу. Он постоянно рассказывает, какие у него звания, чтобы его хвалили, ожидает почестей от людей. Это тоже очень часто заставляет идти на какие-то обманы, подлоги, терять время для того, чтобы напитаться земной славой. А она очень быстро проходит: сегодня ты на пике славы – а завтра про тебя уже забыли, потому что кто-то другой появился. Надо крайне внимательно отнестись к себе, чтобы не заразиться этим. Это не означает, что человек, работая в профессии, не должен стремиться получить высшую категорию. Профессиональный рост – это нормально. Но если это делается для того, чтобы похвалиться перед другими, – это грех.

Оценка своих достоинств. И как проявление – не видишь своих недостатков. Человек кажется себе во всем замечательным. Он не очень способен на покаяние, но видит только, что он абсолютно хороший человек. Делает гадости, но сам себе кажется хорошим. Представляете, какое страшное внутреннее искажение! Он считает, что у него нет никаких грехов. И это отвращает от покаяния, от правильного христианского пути. Если Господь какими-то особыми путями этого человека не приведет к тому, что тот упадет и увидит, кто он на самом деле, то человек не опомнится. Нужно быть крайне внимательным. Мы все чем-то одарены. Необязательно это способность красиво петь или рисовать так, как никто другой в мире. У кого-то есть замечательная способность просто быть хорошим человеком, надежным другом, мамой или папой и т.д.

К сожалению, у нас нет настоящей славы трудового человека. У любого человека есть что-то такое, в чем он может реализоваться. И лукавый использует это для того, чтобы исказить человека, чтобы он начал гордиться и тщеславиться перед другими людьми. Это один из очень серьезных симптомов. Тщеславие есть у всех. Но мы можем себя проверить. Можем ли мы сесть и в кратчайшее время вспомнить, какие грехи по тщеславию были у нас с утра или со вчерашнего дня? Если не получается – значит, симптом серьезный и мы эту страсть не знаем, она легко в нас живет и проявляется. Как у человека, у которого плохое зрение: он идеальный порядок не наведет. У него завелись тараканы и плесень, а ему кажется, что это оригинальный дизайн.

Это не означает, что должно быть противоположное действие, когда человек говорит: «Да у меня ничего нет, я несчастный, я плохой». В ожидании, что ему скажут, что он хороший. Так получается удовольствие: человек подыгрывает, чтобы его хвалили хоть в чем-нибудь. И получает самый сладкий яд, которым отравится.

Хвастовство. Хвастовство – это демонстрация своих сделанных или мнимо сделанных добрых дел. Перевел бабушку через дорогу – и чувствуешь, как тебя переполняет желание поделиться тем, какой ты «трудовой подвиг» сделал. Держишься, держишься. И раз – в каком-то разговоре вылил, рассказал, как все было. И потерял доброе дело. В Евангелии говорится, что если вы получаете награду здесь, то не получите ее на Небесах. Если тебе удалось в духовной или обыденной жизни сделать что-то хорошее, а ты потом похвалился и тебе сказали, что ты молодец, то твое доброе дело обнуляется и даже уходит в минус. Потому что ты и доброе дело испортил, и тщеславие подпитал. А нам заповедано другое: пусть одна рука не знает, что сделала другая. Это означает, что нужно делать доброе дело и никому об этом не говорить. Мы как стадо павианов, которые друг перед другом хвостами вертят и показывают, какие у кого замечательные качества. Раз у тебя есть что-то такое, то ты якобы лучше.

Преувеличение часто проявляется в разговорах. Когда дело было на пять копеек, а мы рассказали его так, как будто оно было на рубль: красиво, увлекательно, интересно. Все нам похлопали. Мы, как павианы, хвостами повертели, а нам сказали: «Какой замечательный!» Приукрашивание речи тоже бывает. Можно просто рассказать какую-то историю. А можно так рассказать, будто ты чуть ли не герой России, хотя на самом деле ничего особенного не сделал. Это все проявляется в виде чувств, которые выплескиваются. Они очень яркие. Это не какие-то тайные хитрости, а то, что проявляется.

Может проявляться в духовной жизни, когда друг перед другом хвастаемся, кто сколько акафистов прочитал. Вообще отвратительно, когда христиане начинают друг перед другом хвастаться, кто как постится. Нам ясно сказано в Евангелии, что это все должно быть тайно. Если молишься – войди в свою комнату и молись тайно, если постишься – постись тайно. И Царство Небесное воздаст тебе явно. Но тщеславие не дает нам покоя. Толкает пойти и похвастаться – получить удовольствие сейчас. Это все выливается в яркие чувства, в слова, которыми мы о себе рассказываем. Социальные сети на этом и построены. Сколько людей живут параллельной жизнью, когда в реальности не являются такими, какими показывают себя.

Несколько лет назад была очень печальная история. Молодая женщина-блогер жила с гражданским мужем впроголодь на садовом участке, и все деньги они тратили на то, чтобы уголок домика обустроить так, как будто у них там шикарный ремонт, шикарная жизнь. Они играли в эту шикарную жизнь, пока не доигрались: кто-то из них погиб. Сотни просмотров, куча лайков, отзывы. А реальность другая. Они жили как нищие, в том числе и в духовном плане. Постоянная игра на публику ни к чему доброму не приводит. Так и у нас. Мы что-то преувеличиваем, преувеличиваем – а это все равно ложь. И на лжи человек потом попадается.

Следование моде. В одежде, в вещах, в поступках. Нам нужно то, что есть у других (телефон, побрякушки и т.д.), чтобы показать, что мы имеем какое-то положение. Для этого люди залезают в кредиты. Зарплата 20 тысяч, но человек возьмет телефон за 100 тысяч, будет 10 лет отдавать деньги, зато у него будет телефон, который через год уже станет немодным, а сейчас он получит кусочек удовольствия, внимания от людей. Все ездят отдыхать на Канары и Мальдивы – я тоже поеду, потому что все так делают.

Положительная оценка своих душевных и телесных качеств – самодовольство. Помните евангельского фарисея, который говорил: «Господи, слава Тебе, что я не такой, как все прочие люди». «Я пощусь, молюсь, хорошо одеваюсь, правильно себя веду, а вокруг меня одни грешники, блудники, убийцы и всякие нехорошие ребята». Когда у нас такие мысли? Когда хорошо помолились, попостились, сходили в церковь, причастились в отличие от других. Или, наоборот, когда не причастились и думаем, что на нас все смотрят. Это все идет от тщеславия. Человеку лишь бы чем похвастаться: душевными качествами или телесными. Или говорить, какой ты плохой, несчастный, некрасивый, бездуховный и т.д. Особенно когда мы это делаем для того, чтобы нас пожалели и похвалили.

Начинаем эту страсть изучать, в себе замечать и раскаиваться. Помоги нам всем Господь!

 

Беседа 107. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 4

21 февраля 2024 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем наш большой цикл бесед. Сегодня 107-я встреча. Цикл включает в себя обсуждение основ веры, то есть огласительные беседы. Я всячески рекомендую тем, кто только присоединился, обратиться к нашим первым передачам, несмотря, может быть, на интерес именно к этой страсти. Эту важную тему нужно изучать постепенно и в обязательном порядке начинать с основ веры.

В большой программе у нас есть подциклы, посвященные знакомству с различными страстями. Мы все их знаем на самом-то деле. Мы ими живем. Но важно, как в зеркале, увидеть себя. Цель нашей передачи не просто разбор этих грехов, а чтобы вы могли увидеть эти проявления, если таковые есть.

Сейчас мы изучаем тяжкие проявления страсти тщеславия. Это уже четвертая встреча в рамках цикла про нее. Страсть эта очень тонкая и имеет свои хитрости и особенности. Она сидит в нас очень глубоко и тонко проявляется в виде желаний человеческой славы, похвалы и удовольствия от того, что ты такой замечательный. Даже если вы не думаете, что замечательные, давайте проверим себя и увидим, что те грехи, которые мы перечисляем, встречаются очень часто у людей, находящихся в состоянии падения.

Продолжаем. Восьмое проявление – это неспособность переносить замечания. Как же так? Ведь тщеславие – это сладкий яд. Всё про удовольствие, про теплоту в груди, про радость, которая возникает, когда тебя отметили, похвалили, заметили, сказали, какой ты замечательный. А тут как бы огорчение. В чем логика? Логика очень простая. Мы очень часто говорим, что страсти многогранны, как кристаллы. У них есть противоположные грани. Вроде бы противоположные проявления, но это грани одного кристалла. С одной стороны, человек хочет похвалы, из кожи вон лезет, чтобы показать себя, а с другой стороны, страсть проявляется в виде огорчения, когда человек не получил этого самого удовольствия.

И это один из симптомов, такая проверка для нас, когда нам кто-то делает замечание. Кто это обычно? Начальник. Если у нас хорошие отношения с ним, то это не очень обидно, хотя тоже появляется «огорчинка». И вот уже страсть себя показала, заворочалась в нашем сердце. Больнее всего получать замечания от нижестоящих, от равных и от домашних, как это часто бывает. Это очень важный симптом.

Что такое вообще огорчение от этих замечаний? Это уже проявление этой страсти. Бывает, человек, когда получает замечания, начинает защищаться, оправдываться, может даже проявлять агрессию. В этом случае задето самолюбие. Это одно из его проявлений. Зацепили самолюбие, и оно начинает защищаться. И получается, виноват в этом тот, кто нас задел. Мы не можем остановиться и начинаем выражать свое негодование, включается гнев. «А ты кто такой?»

Бывает, огорчение проявляется не в виде слов. Мы вроде ничего не говорим, но думаем об этом. Эти чувства возникают сразу: огорчение, может быть, раздражение. Мы ничего не говорим, но думаем, нам это неприятно, можем мысленно спорить и что-то доказывать. И вроде внешне ты молчишь, а внутри целый шторм, поднялась муть, и все гады, которые сидели на дне, всплыли. Потом у нас обида на этого человека, мы не можем на него смотреть, не можем с ним нормально разговаривать. И пошло-поехало. И все это от тщеславия. 

Эти замечания бывают справедливые и несправедливые. Справедливые вроде бы легче воспринять. Ты что-то обещал сделать по работе или по дому, а делал не то. И пришли твои близкие или сослуживцы и говорят, что ты не сделал то-то или сделал криво-косо, а надо сделать так-то и так далее. Это справедливо, и где-то еще можно удержаться.

А когда несправедливо – так это вообще! Как так меня задели? Я же такой замечательный во всех отношениях! Несмь, якоже прочии человецы. А тут публично начали показывать мои недостатки. Причем несправедливо, я не такой и так не делал. Это сделал сосед, а меня за это ругают. Такое бывает. И мы должны понимать, что это одно из тех лекарств, которые дает нам Бог, чтобы мы лечили тщеславие. Лекарство в виде таких обличений.

Если мы сделали грехи и нас обличили по ним, значит, это справедливо. Если мы не делали этого, но нас ругают за что-то и делают замечание и нам от этого неприятно, значит, это за что-то другое. У нас же много грехов. Мы согрешили чем-то другим, и Господь нас тем самым воспитывает.

Мы должны понимать всю эту систему. Любые замечания – это проверка. Они даны для духовной работы над собой. Это не просто, что я такой хороший, в обороне нахожусь и пришли какие-то злые люди разрушать мой духовный мир. Все на самом деле не так. Мы живем с людьми, и как раз взаимодействие с ними и есть часть духовной жизни. Любите врагов ваших. А как ты будешь любить врагов, если сидишь в обороне, закрылся в квартире и никого не видишь и не слышишь? Так ничему не научишься. Взаимодействуя с близкими, мы научаемся и прощать, и любить по-настоящему. И в то же время Господь привлекает их как орудие для того, чтобы воспитывать нас, чтобы мы духовно росли, чтобы не были всегда в детском состоянии.

Часто бывает так, что христианин, который только начинает духовную жизнь, находится в восторге, ему все нравится, его все это привлекает. Но это детский сад, ясли еще. А дальше-то расти надо, и начинаются трудности, а человек буксует и, бывает, даже отпадает от Церкви только потому, что у него свое понимание о развитии духовной жизни. Он думает, что должно быть только утешение, только радость, только любовь, только восторги. А духовная жизнь не такая. Она не про восторги, а про труд. Надо идти тернистым, узким путем. А тернистый путь – это как раз когда тебя несправедливо кто-то зажал и пытается обвинять в том, чего ты не делал. Это очень серьезная работа на самом-то деле. И я не просто так сейчас это описываю. Я сам часто не справляюсь, честно говоря. Но речь не обо мне, а о проявлениях человеческих грехов.

Следующее проявление – когда мы оправдываемся, выгораживаем себя. Это тоже страсть тщеславия. Вот человек совершил какой-то проступок, оступился, поленился, дома что-нибудь не сделал, опоздал на работу и вместо того, чтобы извиниться и реально начать исправляться, быть ответственным человеком, учиться на своих ошибках, начинает оправдываться, выгораживать себя: «Я не виноват, это все потому, что свет луны отразился от фонарного столба, упал на трамвайный путь, трамвай затормозил, поэтому я опоздал». А не потому, что вечером допоздна смотрел сериал, поздно проснулся, не позавтракал, побежал и опоздал. Казалось бы, человек виноват, но все выстраивается так, будто виноват кто-то другой. Если оступился, признайся честно – и никаких проблем. Но тщеславие говорит, что надо показать себя хорошим. И человек, бывает, начинает откровенно врать, лишь бы не показать, что в чем-то оступился. Хотя, по сути, повинную голову и меч не сечет. Потом раз наврал, два наврал, и когда все это вскроется, обычно бывает еще большее позорище.

Оправдывать, выгораживать себя – это очень серьезное, тяжкое проявление этой страсти. И чем больше мы привыкаем это делать, тем больше она будет набирать силу, тем чаще Господь будет давать нам такие горькие лекарства, как укоры, какие-то падения, неудачи. Это зависит от нас.

И давайте понимать, что во всем Промысл Божий: в каждой мелочи и в этих самых неурядицах, в которые мы попадаем. Все это для того, чтобы мы научились чему-то полезному. Поэтому не оправдываем себя, не выгораживаем, а говорим: «Виноват, было дело». Если начальнику или нашему близкому нужно объяснение, надо честно сказать: «Я опоздал по причине того, что проспал». И так далее. И всё, пошли дальше работать. А если вы начальник и ваш подчиненный честно что-то говорит – надо это ценить. Если вы родитель, а ребенок честно признался, почему он что-то не сделал, надо это ценить, чтобы отношения между вами были доверительные. Доверие – это очень важно.

Следующее проявление касается тех людей, которые не знают основ веры. Мы снимаем передачу в 2024 году, и человек, например, в разговоре говорит, что не знает основ веры.  Потому что когда-то мы жили в Советском Союзе, где был атеизм, безбожие на государственном уровне. Да, было, конечно, никто и не говорит, что не было, но давайте посчитаем, сколько уже лет нет гонений. В 1991 году официально распался Советский Союз. И с тех пор идеологии атеизма в нашем государстве не существует. По сути, у нас в Конституции вообще никакая идеология не зафиксирована.

Если внимательно посмотреть, с тех времен Церковь начинает развиваться, возрождаются монастыри, храмы, строятся новые, есть книгоиздание, даже есть возможность общаться через Интернет, смотреть телеканал «Союз» или на федеральном уровне телеканал «Спас». Сейчас есть электронные библиотеки. Чего только нет! И не знать основ веры может только ленивый. Или какой-то откровенный безбожник, духовный лентяй. Человек не знает, если не хочет знать. Сейчас свое незнание нельзя оправдывать тем, что когда-то был атеизм или родители не научили. Ты взрослый, грамотный человек: учи сейчас. Какие проблемы?

Мы идем учиться на права, профессии, но при этом какая-то проблема в изучении веры. Это так трудно? Ни в коем случае нельзя оправдывать свое незнание. Займись, изучай. Никакой проблемы нет. Это только нежелание. Надо спросить себя: «Почему я не изучил Евангелие?» И честно себе ответить: это потому, что я не могу себя организовать, что мне интереснее залипать в YouTube, чем читать Евангелие. Признайся себе честно: «К слову Божьему я отношусь пренебрежительно». Что ты тогда за верующий человек? Тут начинаются вопросы. Ни в коем случае не оправдывайте себя в том, что раньше было безбожие. Да, было, но сейчас-то его нет. 

Следующее проявление очень сложное. Чтобы его побороть, нужно работать над собой, трудиться. Мы не можем ровно относиться к похвале. В коллективе есть человек, который нас хвалит. Это приятно, здорово. У тебя тепло к этому человеку, ты его любишь, ведь он тебя похвалил. И ты готов для него все сделать. А есть обижающие (справедливо или несправедливо) нас люди, к которым мы относимся как к врагам. Если основываться на святоотеческой литературе, мы должны ровно относиться к обижающим, потому что они являются инструментом лечения страсти в нас, показывая, что она живая. Мы мучаемся, но эти страдания полезны. Так же ровно нужно относиться и к хвалящим. Кто из этих людей опаснее: те, что нас обижают и приносят нам неприятности, или те, что хвалят? Хвалящие. Обижающий приносит нам страдание, показывает уколы этой страсти. А хвалящие, наоборот, если ты невнимателен и тебе нравится похвала, будут видеть это и этим пользоваться. Люди похвалой приносят больший вред, чем неприятности, которые приносят обижающие. С точки зрения борьбы со страстями нужно быть крайне внимательным к людям, которые нас хвалят. Как бы не оказалось, что эти люди от нас чего-то хотят, пытаются манипулировать нами. Может, они и не хотят нас материально ограбить, но, как в басне, петух хвалил кукушку, потому что она хвалила петуха. Эти выгоды могут быть для самой страсти: когда человек хвалит другого для того, чтобы получить похвалу себе или расположить другого к себе. Это очень опасно, потому что страсть приятная, яд сладкий. За этой сладостью можно очень легко пропустить смертельную отраву.

Нужно относиться к этому ровно и понимать, что грешит и обижающий, и хвалящий, и с сочувствием относиться и к тому, и к другому. Относиться ровно – это не значит быть холодным, как уральский камень в мороз, и смотреть так, будто сейчас покараешь всех грешников. Нам не заповедано так относиться к близким. Ровным отношение должно быть в другом плане. Мы понимаем, что человек грешит, хваля нас, и мы внутри сами боремся с этой страстью (чтобы сладкий яд не зашел в наше сердце). Когда нас обижают, хотя это и больно, и горько, мы должны понимать, что это лечение. Ведь мы идем на уколы, операцию, неприятные процедуры, чтобы жить. Это тоже для того, чтобы жить, чтобы не было тщеславия.

Тщеславие такая страсть, которая легко может отвернуть человека от Бога. Смотрите, что произошло в Евангелии с фарисеями. Они не были безбожниками. Это были духовные лидеры иудейского ветхозаветного общества. И вот так же можно легко отпасть от Христа, пропитавшись тщеславием и извратившись. Нужно быть крайне внимательным. Это очень опасные вещи.

Относиться ровно – значит с открытым сердцем, спокойно, с готовностью общаться со всеми, а не дуясь на тех, кто нас обидел, и улыбаясь только с тем, кто нас хвалит. Открыто – это не значит откровенничать, рассказывать свои жизненные подробности, а быть открытым для общения. Если человек тебя обидел, предал, ты не будешь, как раньше, откровенничать или водить с ним дружбу, но нужно его простить и быть всегда готовым помочь ему, потому что так заповедано в Евангелии: молиться за врагов, делать добро проклинающим нас. Почитайте Евангелие от Матфея. Если сердце закрыто и ты находишься в обороне, как сможешь сделать добро своему врагу или обидчику? Чтобы иметь сердце открытое, этому надо учиться. Чтобы не было самолюбие таким ранимым, будто все вокруг обижают, а ты страдалец. Это показатель очень плохого духовного состояния, и над этим нужно работать. Похвалили тебя – поблагодари, поругали – скажи: виноват. И внутри борись.

Следующее проявление: заискивание перед теми людьми, кто при власти, при материальных возможностях. Бывает такое, когда человек настоятелю может сказать: «Батюшка, как Вы здорово сказали проповедь!» И тут же поворачивается к какому-нибудь бомжу: «Что здесь стоишь?! Кто такой? Мешаешься!» Это пренебрежение и безразличие к тем, от кого ничего не получить, и заискивание перед людьми при власти – тоже проявление тщеславия. Крайне неприятно, когда смотришь на это со стороны. И тем более неприятно, когда мы сами так делаем. Ко всем нужно относиться ровно. Ровно вежливо, аккуратно, с открытым сердцем. Если мы общаемся с человеком при власти и возможностях – тоже ровно. Необязательно нахваливать его. Поприветствовать, благословиться (если вы в церкви), справиться, как дела, здоровье, быть вежливым. Если пришел человек простой, ничего не знающий, не понимающий, боящийся – тоже нужно относиться к нему открыто, по-доброму. Это наш брат или сестра. Даже если это бомж, который побирается у тебя на приходе. Важно не проявлять пренебрежения. Если мы это делаем, это тоже тщеславие. Помните фарисея, который пренебрежительно относился к мытарю: «Я пощусь и молюсь, а он – грешник»?

Лесть – страшный сладкий яд. И нам нужно учиться самим не выливать этот яд. Чем лесть отличается от похвалы? Похвала тоже приносит вред душе человека, честно говоря. Хвалить можно того, кто заунывал, закис, руки опустил. Такого человека позволительно похвалить, ободрить, поднять дух. А если мы хвалим, чтобы получить расположение, особое отношение человека, выгоду извлечь и т.д. – это лесть. Общество построено так, что чем больше у человека власти, известности, возможностей, тем больше его надо хвалить: так они чувствуют власть, славу, силу и получают от этого наслаждение. Мы категорически не должны этого делать. Тем более не опускать это на уровень отношений, когда начинаем зачем-то друг друга хвалить. «Батюшка, Вы так помолились, что мы видели ангелов!» А батюшка возьмет и поверит, что он чудотворец, – и таких чудес натворит! Кто в этом будет виноват? Тот, кто ему это подкинул. Похвала должна быть редким проявлением. Благодарность должна быть. Мы их часто путаем. Поблагодарите человека за то, что он для вас сделал, – и хватит. Не надо заливать друг друга сладким ядом. Лесть – категорически опасная вещь.

Лицемерие. Это притворство, актерство. Если у человека гнев, а он молится, кается, борется, чтобы гнев не вылез, – это не лицемерие. Это борьба. А лицемерие проявляется, когда ты к человеку относишься не очень хорошо, но подыгрываешь ему, улыбаешься, заискиваешь перед ним, чтобы получить расположение и выгоду, поизображать смирение и духовность, показать себя каким-то особенным, чего-то достигшим. А любое хвастовство, актерство относятся к лицемерию. Опасные вещи. И речь идет необязательно о звездах кино и театра, а о нас, простых людях. У нас очень много лести, лицемерия.

Оправдывание себя особенностями своего характера. Например, у меня гневливый характер, я на кого-то накричал, поругался и вместо того, чтобы извиниться, говорю: «Ты сам виноват, спровоцировал, а у меня такой особенный характер. Я не виноват». Будьте внимательны, чтобы такого не было. Любой грех побеждает покаяние. Если мы согрешили, надо честно попросить прощения у человека. Даже если мы не виноваты, но чувствуем, что другой обижается, нужно тоже попросить прощения у него и восстановить отношения: ровно, по-доброму, с открытым сердцем.

 

Беседа 108. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 5

28 февраля 2024 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем наш мини-цикл, который посвящен страсти тщеславия. Его название «Тщеславие – сладкий яд» как раз и характеризует особенности этой страсти, которая базируется на удовольствии от похвалы, внимания, славы. Она является ядом и может не просто, как сказано в одном классическом произведении, доставить легкое недомогание, а отравить и убить человека.

Сегодня уже 108-я встреча, но начинать нужно с изучения основ веры. Когда мы приходим в школу, то начинаем с «Азбуки». Так и изучение тонкостей проявления страстей нужно начинать с первых передач, в которых мы говорим об основах веры, о том, что такое покаяние, как относиться к страстям, откуда они взялись. Это очень важные темы. Для многих людей это возможность посмотреть на себя со стороны. Мы продолжаем разбираться с проявлениями страсти тщеславия.

Перекладывание вины на других. Вроде это понятно. В коллективе или в семье нас попросили что-то сделать, а мы не сделали; и вместо того, чтобы честно признаться, начинаем придумывать, кто в этом виноват. И если уж лунный свет, падающий на фонарь, не виноват, то тогда кто-то из близких нас отвлек, сбил, попросил сделать что-то другое. Все вокруг виноваты, только не мы.

Это бывает и в более глобальном смысле, когда, например, уже взрослый человек приходит к вере, начинает разбираться со страстями, учиться покаянию, узнает, что сделал какие-то грехи, и говорит, что в этом виноваты родители. Они не создали нужных условий и виноваты в том, что он такой. Это очень удивительно, когда взрослый человек начинает так рассуждать. У него уже самого дети, он уже сам сделал точно такие же ошибки, но все равно говорит, что виноваты родители.

Одна из распространенных историй, когда женщина не может наладить отношения со своими детьми и говорит, что родители не научили ее любить, не научили показывать любовь. Начинаешь разбираться, кто они, и оказывается, что это послевоенные люди, дети войны, сироты, которые воспитывались в детских домах. Они создали семью, работали на трех работах, выживали в самые сложные времена и, слава Богу, вырастили детей. Надо быть им благодарными. Но детям хочется, чтоб родители были более любвеобильными. Вы сейчас сами будьте такими и дайте это своим детям и близким. Но нет: «Они виноваты, что я такой грешник. Из-за них я пошел и сделал то, о чем мне до сих пор стыдно вспоминать». Наивно думать, что, если бы родители были другими, у тебя бы не было страстей. Если бы не эта страсть, значит, другая. Какая разница?

Мы все уже рождаемся в страстях. Для этого и нужно обращаться к первым передачам, чтобы понять, что мы все такие. Не надо перекладывать вину на других. Это тяжкий грех. Мы и себя пытаемся выгородить, и других топим.

Одно из серьезных проявлений тщеславия: нежелание мириться первым. Можно сказать: «Зачем мириться первым, если я не виноват? Кто-то из близких меня обидел, и мы поссорились. Он же зачинщик». Формально да, но с духовной точки зрения сильнее тот, кто идет мириться первым. Он получает духовную награду. Мы не должны об этом забывать. Господь говорит о наградах: велика ваша награда на небесах. И это будет не похвала, не медаль на грудь «самый лучший христианин в мире», а духовная награда из тех, которые Господь раздает в преизобильном количестве. Мы просто не понимаем их, не знаем, не чувствуем, не хотим понимать.

Тому, кто первый идет мириться, преодолев внутреннюю смуту, нежелание, обиду, огорчение, может быть, даже ненависть, Бог дает возможность исправиться и тем самым закрыть этот грех – раздор между людьми, еще какие-то другие грехи. Кто когда-то делал это, сразу чувствовал легкость на душе и сердце. Христос вставал между вами. Враг рода человеческого хочет поссорить нас, чтобы каждый сидел в своем углу и дулся на другого; чтобы каждый думал, что не виноват. Мириться первым – это очень важный духовный подвиг. Это серьезное преодоление себя и способ борьбы с тщеславием. Поэтому не теряйте возможности закрыть грехи свои, очистить себя этим примирением. 

В Евангелии есть такая заповедь: Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Человек должен понимать, что произошла ссора и обида, что должен сам успокаиваться, примиряться со Христом и идти мириться со своим товарищем, близким или родственником. А если у нас к этому нежелание, то это очень серьезный симптом тщеславия. 

Следующее проявление: нежелание здороваться первым. Конечно, с тем, кого мы любим, с кем хорошие отношения, нет никаких проблем поздороваться первым. Мы обнимаемся, общаемся – все хорошо. Но очень трудно поздороваться первым с тем, с кем натянутые отношения, с кем произошла ссора, кто нас укорил или обидел. Но надо. И здороваться не так, что при этом ты готов дать ему кулаком в глаз. А поработав над собой, покаявшись, здороваться с открытым сердцем, с открытыми глазами, со светлым лицом, как это и должно быть между нами.

Какие слова мы говорим, когда ссоримся? «Прости меня». Между христианами: «Прости меня Христа ради». А человек отвечает: «Я прощаю, и Бог простит». Это наши внутренние отношения и очень важные, святые слова. Но светскому человеку не скажешь так. Допустим, он атеист или неоязычник. Зачем ему предлагать эти святые слова? Но если мы искренне, честно поздороваемся с ним и тем самым покажем, что хотим мириться, что у нас нет обид, а человек идет на встречу, мы начинаем по спокойному разговаривать – это уже и есть факт примирения. Не такой, как у христиан, а именно между людьми светскими. Это мое наблюдение. Вы можете ему следовать или нет, но здороваться и примиряться надо в обязательном порядке.

Следующее проявление: нежелание выполнять работу, унижающую нас. Когда у нас есть определенные трудовые обязанности и вдруг нас просят сделать что-то. Например, я глава семьи, пришел домой, а меня просят вынести мусор. Таких примеров очень много. И у меня все закипает. «Вы сами не могли это сделать?» Ведь я такой важный, пришел домой, а меня просят вынести мусор. И пусть я это не говорю вслух, но эти мысли у меня в голове.

Или в трудовом коллективе дали задание доделать работу за каким-то неумехой. Ты не обязан, но тебя просят побыть курьером или еще что-то сделать. Это не входит в твои обязанности и считается технической работой. И человеку кажется, что это его унижает. Нежелание, несогласие выполнять эту работу, такое послушание напрямую связано со страстью тщеславия и является ее очень серьезным проявлением.

В житиях древних монахов можно посмотреть, как человеку давали послушание убирать за другими людьми или животными, и он обижался, пытался это как-то оспаривать. Это все связано с тщеславием. И у нас часто бывает такое. Например, ты уже с работы домой собираешься, и тут приходит какая-то работа, необходимо остаться: «А почему я? Почему не они?» Всё это проявления тщеславия.

Идем дальше: боимся осуждения окружающих. Это серьезный бич. Давайте понаблюдаем за собой. А что скажут люди? А что скажут соседи? Нас это волнует, но не тогда, когда мы устраиваем дискотеку до утра. Просто человек, больной тщеславием, считает, что все только про него думают и говорят. Особенно в церковном плане. Человек говорит: «Я стесняюсь пойти в церковь, вдруг там все будут говорить про меня, что я не такой, что делаю ошибки». Но ты же пришел в церковь, какая разница кто как там себя ведет? Ты сам веди себя нормально: не болтай, не ходи, стой на месте, молись о себе и своих близких, о мире во всем мире. Но человеку кажется, что все на него смотрят, все его осуждают, что он не поклонился или что-то не так сделал, на исповедь пошел ли, причастился ли... На самом деле всем все равно. Поверьте. Если в общении все построено правильно, то это личное дело каждого. Но человеку кажется, что люди будут осуждать, как он одет, как ходит, как стоит. Человек сам ставит себя на постамент, на котором он будто раздет, и ощущает, что все на него смотрят и осуждают. Но осуждение людей и осуждение Бога – это очень разные вещи, и нам надо жить так, чтобы нас не осудил Бог, а не люди. Ведь они часто бывают несправедливы, ошибочно ставят оценки и рассуждают с точки зрения греха, а не Божьих заповедей, справедливости и любви.

В Евангелии есть замечательные слова; горе вам, если все о вас будут говорить хорошо. Люди разные: есть праведники, есть грешники. Если ты подстраиваешься под всех, это означает, что ты потерял основной принцип. Даже если ты следуешь за Христом и пытаешься выполнять заповеди, все равно будут люди, которым это не нравится, которые не любят Христа, ненавидят Церковь, христиане их раздражают. В мире есть зло, мы не можем жить в идеальном мире и не обязаны под всех подстраиваться, под их представление о жизни остальных людей. Главное – вести себя по-человечески, следовать заповедям и быть свободным, потому что Христос приносит свободу. Тщеславие же (особенно такое, когда ты только и ждешь, чтобы тебя не осудили, правильно оценивали с точки зрения этого падшего мира) – это ужасный плен.

Из этого следует, что мы грешим, чтобы не отличаться ото всех, не быть белой вороной. У нас есть проявления смертных грехов. Там шла речь о смертных грехах. А тут речь идет именно о тяжких грехах. Если там человек смертно грешит, чтобы не отличаться от других, то тут просто грешит, живет, старается, как все, оправдываться, потому что все же так живут сейчас, такая сейчас жизнь, такое время у нас. В постный день все пошли в ресторан, и он тоже пойдет в ресторан, потому что так все живут, сейчас такое время, нельзя отличаться. Получается, человек боится быть христианином, боится показать, что у него есть какие-то духовные принципы, что он соблюдает постный день, в разговорах не стесняется говорить, что он не знает каких-то современных звезд, что у него не 15-й или 20-й айфон... Эта страсть тщеславия будет заставлять ориентироваться на моду, вещи и заставлять грешить.

Некоторые наши прихожане в разговорах делятся, например, что в женском коллективе, в котором в основном молодые женщины (я не говорю, что все коллективы такие), рассуждают только о блуде. Им интересно, кто с кем поспал, какие у кого были приключения. Понятно, что женщине-христианке очень тяжело находиться в этой обстановке. Есть риск, что если она начнет вливаться в коллектив в полном смысле слова, то должна будет тоже согрешить, чтобы быть своей в этом коллективе. Нам это выполнять совершенно необязательно: выполняй свои трудовые обязанности, а если выгонят, то найдешь другое место, где будет лучше. 

Из-за ложного стыда перед своими родными мы уклоняемся от веры. В Евангелии говорится: враги человеку домашние его. Потому что у нас тесные родовые, кровные связи с нашими близкими, родными людьми.

Человек пошел к вере. Что он встретит в глазах, словах, отношении своих близких? Они скажут, что это какая-то секта, потому что по воскресеньям человек ходит в храм, пробует поститься, читает какие-то книжки... Естественно, этот период надо пережить, но пережить не в войне, а стараться спокойно это делать: никого не учить, ни к кому не лезть. Это надо прожить. Потом они поймут, что он остался таким же, не сумасшедшим, а нормальным человеком.

Ложный стыд будет заставлять человека не следовать вере, уклоняться от нее. Человек не ходит в храм из-за того, что скажут родные, из-за их критики. Всегда можно договориться, попробовать найти компромисс: храмы у нас открыты в разное время. Если есть возможность сходить в храм на неделе, можно сходить на неделе, но не уклоняться от этого, не быть предателем.

Напомню притчу из Евангелия о сеятеле. Сеятель – это Господь. Семя, слово Божье, попадает на разную почву. И вот на одной почве оно растет, а когда вырастает, тернии заглушают его. На каменистой почве семечко вырастает, но засыхает из-за жары. Бывают хорошая почва и хорошие плоды. Господь растолковывает эту притчу: семя веры попадает в душу человека, ему дается возможность спасения. Это величайший дар! Но из-за гонений, из-за страсти тщеславия человек откатывается обратно. Человек отходит от веры из-за боязни, как оценят его родные, близкие, друзья, сослуживцы. Человек отходит от правил благочестия, грешит, как все, чтобы снова не отличаться. Какая это страшная страсть тщеславия!

Мы огорчаемся, если не получаем похвалы. Особенно горько, если руководитель на собрании коллектива отмечает лучших работников, хвалит других людей, сослуживцев, а нас не называет. Мы огорчаемся, проявляется тщеславие. Начинается внутренняя борьба: почему нас не похвалили, не оценили, мы столько работали, столько сделали... Человек идет домой, жалуется дома, возмущается, говорит, как все плохо, какие невнимательные все руководители... Это все относится к страсти тщеславия. Это ее серьезное проявление.

В предыдущей беседе мы говорили про ровные отношения. Мы все с вами взрослые люди и должны делать свою работу не ради похвал, а потому, что это наш долг. Мы просто должны это делать. Если руководитель ее как-то оценивает, то это его право, если нет – тоже. Ничего страшного в этом нет. Похвала и награда не должны быть самоцелью нашей работы. Самоцелью нашей работы является выполнение долга. Должен быть качественный результат. Если мы работаем и выполняем свой долг – это выполнение в том числе заповеди по отношению к близким, служение Отечеству, не так важно, какую работу мы выполняем. Если мы все будем качественно, честно работать, то у нас и страна будет другая. Если нас оценили, то слава Богу! Но мы должны понимать, что самая главная награда должна быть на небесах, а не здесь. Поэтому если мы заметили, что кого-то награждают, и мы огорчились, это значит, что тщеславие занимает в нашем сердце серьезное место, и нам нужно работать, чтобы этого в нас не было. 

Следующее проявление тщеславия. Мы сделали какое-то добро, нас попросили на работе за кем-то что-то доделать или сделать дополнительно, мы это выполнили, и потом нам так хочется этим похвалиться, позвонить товарищу, рассказать дома, что у нас получилось, что мы сделали какое-то добро! Как бороться с этим хвастовством? Нам надо следить за нашим сердцем, нашими чувствами. То, что мы сделали какое-то добро, это не какой-то подвиг, это наш долг, это то, что мы обязаны делать. За это не должно быть никаких похвал, наград, оценок. Если мы чувствуем, что появляется желание рассказать всем, всему миру, поведать в соцсетях о том, какие мы замечательные труженики, то это уже показатель очень серьезного духовного заболевания, связанного со страстью тщеславия.

В Евангелии Господь говорит нам: если поститесь, не поститесь на людях, если молитесь, делайте это тайно, занимаетесь благотворительностью, делайте это тайно, чтобы Отец ваш Небесный, видя тайное, воздал вам явно. Вот цель. Не ищите наград от людей, потому что тот, кого хвалят, уже здесь получает свою награду. Поэтому нам надо это все себе напоминать, регулярно изучать Евангелие, обновлять это в нашем уме.

Когда мы хвалимся, хвастаемся, мы тем самым теряем награду на небесах, обнуляем все, вместо условного плюса у нас получается даже не ноль, а минус, потому что страсть стала сильнее. Поэтому, братья и сестры, надо быть внимательными, наблюдать за собой, смотреть, есть ли у нас эти проявления, отмечать их для себя, внимательно готовиться к исповеди. Помоги нам Господь, дорогие братья и сестры!

 

Беседа 109. Страсти и борьба с ними. Тщеславие - сладкий яд. Часть 6

6 марта 2024 г.

Смотреть видео.

Мы продолжаем разбирать особенности проявления страсти тщеславия. Сегодня 6-я встреча в рамках мини-цикла «Тщеславие – сладкий яд» и 109-я встреча большого цикла, посвященного изучению основ веры и страстям. Тех, кто только присоединился, всячески прошу обратить внимание на первые передачи. Потому что там закладываются основы веры. Мы обязательно должны их повторить. Без знания основ изучать борьбу со страстями бесполезно, более того, это может принести вред. Человек, не зная о покаянии и почему в нем проявляются грехи, вдруг поймет, что вся его жизнь, по сути, состоит из них, начнет паниковать и бросит это дело. К сожалению, такие случаи можно встретить в приходской жизни. Это неправильно. Надо все изучать постепенно.

Поэтому я обращаю ваше внимание на начало цикла, огласительные беседы. Это 28 передач. Конечно, материала уже очень много. Но те, кто хочет изучать эту тему, пожалуйста, присоединяйтесь. Мы разбираем только основы, потому что для более глубокого изучения нужно читать святоотеческую литературу, Евангелие, обязательно смотреть на нравственный опыт Церкви.

Итак, продолжим. Мы изучаем тяжкие грехи. Напомню, что страсть тщеславия очень сложная, так как может привязаться к любому душевному состоянию человека. Мы должны научиться ее распознавать по тому, как она действует на наше сердце. Это очень тонко. По крайней мере, распознавать, как эти грехи проявляются вовне.

Следующее проявление: мы пытаемся унизить достоинство, заслуги других людей. Когда при нас кого-то хвалят, играет наше ущемленное самолюбие. Кажется обидным, что кто-то рядом лучше тебя. Самолюбие такого не терпит. И человек начинает говорить: «Вы не знаете этого человека на самом деле. А я знаю про него такое… Вы-то думали, что он хороший, а на самом деле плохой. Один только я не как все прочие люди. А все вокруг грешники, блудники и так далее. Я сейчас вам про него расскажу». И такой человек рассказывает что-то с удовольствием, именно поэтому тщеславие – это сладкий яд. Человек чувствует сладость от того, что унижает другого, а на этом фоне возвышает себя как опытного, знающего, как того, кто поведает миру правду, что человек, которого хвалят, на самом деле пакостник. Это приносит удовольствие. Обратите на это внимание.

И это необязательно касается какого-то чужого человека. Это может быть и в семье. Мы регулярно рассказываем друг другу, что у нас родственник не такой, как он неправильно поступает. А мы-то правильно, мы-то знаем, как надо поступать, всех учим и говорим, какие они бестолковые. Все это относится к страсти тщеславия и к удовольствию, с которым эта страсть связана. Она заставляет человека это делать.

Из этой же серии следующее проявление: с любопытством узнавать недостатки другого человека. Часто жизнь других становится объектом для любопытства: как они живут, что делают. Естественно, они несовершенны и делают всякое. Человек может сделать что-то доброе, а может сделать что-то отвратительное. Мы это понимаем по основам веры. Мы живем в состоянии борьбы. И раз мы находимся в состоянии плена, то можем споткнуться, упасть. Никто не застрахован от этого. И у христианина это состояние падения ближнего должно вызывать сочувствие, соболезнование, а не злорадство. А страсть-то говорит: «Смотри, куда он скребся, как высоко лез, а тут упал. Как интересно. Давай и другим расскажем». Любопытство к жизни других тоже относится к тщеславию. Именно узнавать недостатки, чтоб на их фоне быть особенным. Читать всякие сплетни, пустые новости тоже относится к страсти уныния. В этом плане тщеславие и уныние дополняют друг друга.

Следующее проявление: передаем окружающим новости о том, что кто-то споткнулся. Ты узнал, и надо рассказать, это ведь тоже дает удовольствие. Но оно греховное и как раз и является сладким ядом тщеславия. Мы должны понимать: если ты узнал грех другого человека, то должен хранить его в тайне, а не рассказывать другому и тем более не трезвонить на весь мир. Умолчать об этом. И тут речь идет не о том, что вы свидетель ограбления банка. Нет, конечно. Это уже явное преступление. Мы говорим о частной жизни, о каких-то поступках, не несущих уголовной или юридической ответственности. Именно про взаимоотношения: кто с кем поссорился, кто с кем помирился, кто кого любит, кто кого не любит. Это нас не касается. И если мы случайно что-то узнаем, то это тайна, никому ее передавать и разглашать не надо ни в коем случае. Это сложно, потому что эта страсть отравляет человека.

Следующее проявление: человек домогается возвышения и признания своих достоинств, трудов и заслуг. Наше общество иерархическое, и если человек трудится, допустим, в государственных или военных структурах, там предполагается некий рост. Если человек честно трудился, получил результаты, то сама система выдвигает его и повышает в звании. Начальство, видя его способности, опыт, знания, ставит его на какую-то новую должность и так далее. Это нормальная жизнь в иерархическом обществе.

А мы говорим про стремление человека добиться повышения вымогательством, констатацией факта, что он хороший специалист, что у него такие-то заслуги, что он сделал что-то такое... Это некая демонстрация своих способностей, возможностей, знаний, а может быть, и якобы талантов. Само по себе это стремление основано на таком чувстве: меня не замечают, я должен давно быть на ступеньку выше. Человек постоянно говорит о том, какой он замечательный специалист.

В нашем случае что нужно было бы сделать? Честно трудиться. Мы же понимаем, что все совершается по Промыслу Божию. Если Богу будет угодно, тебя пригласят на вышестоящую должность, а если нет, то нет. Не всякому человеку бывает полезно находиться на вышестоящей должности даже в духовном плане. Сколько мы видим этих трагедий, когда человек добился какой-то высоты, а потом очень быстро упал и морально разбился. Таких трагедий очень много, если внимательно посмотреть вокруг. Поэтому не надо превозноситься, не надо всем стремиться быть начальниками, какими-то звездами и так далее. Трудись, работай, делай свое дело, выполняй свое предназначение, для чего ты оказался на земле. Надо будет, тебя поставят, не надо будет – не поставят. Быть начальником на самом деле большая ответственность, большой груз и серьезный крест. А самодемонстрация, выставка одного актера – это специфика страсти тщеславия. Человек демонстрирует сам себя, чтобы получить удовольствие от реакции своих близких.

Еще одно из проявлений: совершение добрых дел ради славы. В Евангелии Господь говорит о том, как мы должны совершать духовные дела: Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно; когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою; когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Господь прекрасно знает нашу немощь, прекрасно видит, как человек пытается сделать добро и как тут же появляется тщеславие. А это как раз совершение добрых дел не ради заповеди, не ради служения ближним и Господу, а для похвалы. Сделать что-то для того, чтобы потом это разошлось по Интернету, чтобы все хвалили. Да, наше время информационное, и очень часто то, что делает человек, попадает в СМИ. Но вот, допустим, мы что-то организуем на приходе и к нам приехал телеканал «Союз», потому что ему тоже нужно показывать новости, отражать жизнь Церкви, и наше доброе дело оказалось не тайным, а явным. Нам надо в этом случае понимать, что прославляют не нас, а Церковь. Мы просто делаем то, что должны, а какая будет реакция, уже дело десятое. А если мы ловим себя на том, что делаем что-то, чтобы нас похвалил начальник или коллеги, чтобы они начали по-особому к нам относиться, то это уже проявление страсти тщеславия.

Конечно, совершённое доброе дело при таком духовном настроении не принесет никакого плода, более того, усилит страсть тщеславия. Ведь если не будет зрителей, то человек не станет этого делать. Это тоже часть актерства. А Господь заповедал нам стараться делать что-то тайно и не демонстрировать это, не выставлять себя. Тщеславие же хочет выставляться. Оно хочет, чтобы человек был как на витрине, чтобы сладкий яд этой страсти растекался по сердцу.

Следующее проявление: не укрываем добрые дела от людей. В чем это проявляется? Получилось человеку что-то сделать, и его распирает изнутри, чтобы похвалиться, похвастаться. И как раз это распирание, этот самый процесс, чтобы вылить эту информацию кому-то, похвастаться, получить реакцию одобрения, и есть тщеславие. Очень сильнодействующая страсть, которая заставляет людей жить напоказ в противоречие заповедей. Казалось бы, мы же читаем Евангелие, но делаем всё наоборот. Такого не должно быть. Все должно быть пропитано Евангелием, ведь оно, по сути, – инструкция, которую человек должен взять и по ней действовать. Получилось что-то сделать тайно – молчим, хоть и распирает нас.

Стремление к роскоши и пышности – это одно из проявлений тщеславия. Не тогда, когда человек родился в какой-то знатной, богатой семье (понятно, что его окружает роскошь и богатство). Речь идет о людях, которые для того, чтобы показать, что они успешные, богатые, стремятся к внешней роскоши, которую бы все видели. По правилам аскетики мы должны понимать, что нужно жить по средствам. Дал Господь человеку богатство – живи соответственно. Не изображай из себя бомжа, но в то же время делись этим богатством с нуждающимися, выделяй что-то на благотворительные проекты, храмы и т.д. А если нет таких средств, тогда зачем лезть из кожи вон, чтобы иметь дорогущий телефон, машину, залезать в кредит, чтобы сделать огромный ремонт, купить модную мебель, хотя старая еще не сломалась, а потом полжизни отдавать, но зато хвалиться тем, что у тебя есть? Это из серии тщеславия, которое перемежается со страстью сребролюбия. Они друг на друга накладываются и друг друга подпитывают. Сребролюбие любит все собирать, этим кичится, и это ложится в основу тщеславия. Потому что недостаточно что-то иметь, хочется это еще и продемонстрировать. К сожалению, бывают у нас такие повадки павианов: показывать друг другу, кто какие ракушки насобирал. Это все печально выглядит. Мы должны быть внимательными. Жить по средствам – и все будет нормально.

В самом начале мы сказали, что у тщеславия есть разные грани. Если какой-то человек стремится похвалиться добрыми делами, то другой гранью этого будет хвастаться негативными проявлениями: пороками, грехами.

Похваляемся пороками. В разговоре между людьми можно легко это услышать. Когда человеку нечем добрым похвалиться, он начинает рассказывать, как он раньше грешил. Показывает, каким он был раньше грешником, а сейчас стал праведником. Похвастался своими пороками и добродетелями. Такое бывает у христиан. Нехристиане хвастаются не добродетелями, а пороками: кто сколько женщин соблазнил, что выпили, как набезобразничали. Хвалясь этим, человек получает сладкий яд в свою душу. Позорно хвалиться пороками. Это темная часть нашей души, личной истории. Надо этим не хвалиться, а печалиться, сокрушаться о грехах. Это безобразное поведение из серии тщеславия. Хоть чем-то – но похвастаться, отличиться от других.

Тратим средства напоказ. Чтобы показать себя хлебосольным, щедрым. Такой гусар: «Гуляют все! Всех угощаю!» Кроме того, что средства потратил, еще и показывает себя человеком широкой души. У меня был забавный случай в студенческое время. Со мной в комнате жил хороший паренек. Ни о каком христианстве и тщеславии мы и знать не знали. Но было забавно, что он любил периодически шикануть: «Гуляют все!» А после того, как все погуляли, приходил ко мне и просил одолжить денег, а то ему на хлеб не хватает. Это было очень показательно: посмотреть на примере, как это работает и как смешно выглядит со стороны. Одно дело, когда тебя Господь призывает… Например, приехали к тебе гости и ты должен их накормить, оказать гостеприимство – это святое дело, даже если в ущерб себе это делаешь. А другое дело, когда это делаешь без особой нужды, напоказ, чтобы похвалиться перед другими людьми.

На этом мы общие проявления грехов страсти тщеславия закончим сегодня. В следующий раз, если Бог даст, мы будем разбираться с условно простительными проявлениями этой страсти. Мне бы хотелось, чтобы мы не просто изучали это ради изучения, а проводили «домашнюю работу над ошибками»: смотрели, учились. Потому что цель всех наших занятий – помочь в этом разобраться, помочь в подготовке к исповеди. Очень редко человек, придя на исповедь, разобрав свои поступки, чувства и мысли, может реально покаяться в страсти тщеславия. Такое бывает нечасто. Это значит, что весь блок страстей (уныния, печали, тщеславия, гордыни) проходит мимо. Мы можем замечать грубые, плотские грехи, но как тонко проявляются эти душевные страсти (в т.ч. тщеславие)! Опасность тщеславия именно в этой тонкости. Человек трудится духовно – страсть прилепляется, не трудится – тоже прилепляется. Делает добрые дела – прилепляется. Часто бывает, что человек говорит: «Я избавился от грехов». Он себе приписал то, что ему дал Бог. И он хвалится, хотя Бог ему просто помог, образно говоря, взял на ручки. А человек думает, что сам летает. Если человек совершает грехи – тоже хвалится. Это очень сложная страсть, поэтому надо быть внимательным и понимать, что этой страсти нужен зритель, тот, перед кем ты будешь хвалиться: близкие, друзья… Нужно следить за своими словами, чувствами, чтобы не порочить других людей и не пытаться на их фоне выглядеть лучше, не возвышаться, чтобы не показывать себя каким-то особенным, и тем более не хвастаться пороками.

Давайте рассмотрим состояние человека в притче о мытаре и фарисее. Состояние мытаря: человек видит свой грех, сокрушается о нем. Не говорит: «Смотрите, какой я мытарь, скольких людей ограбил…» Но он понимает, во что он вляпался, какой он грешник. Он кается. И вот стоит перед Богом фарисей: «Господи, спасибо Тебе, что я не как все прочие люди: грешники, блудники… Я пощусь, молюсь, отдаю жертву». Казалось бы, благодарственная молитва. А на самом деле фарисей оскорбил Бога. Это Бог дал ему такую жизнь, чтобы он, в отличие от мытаря, который, возможно, от безысходности пошел на такую работу, мог жить и не нуждаться. Это Бог дает возможности, чтобы ты постился, молился, духовно сохранялся. Как мы с вами, обычные грешники, ищем другого человека, в котором бы, как в зеркале, отразилось наше тщеславие, так фарисей Бога начал использовать. В этом его трагедия. Если, по притче, мытарь уходит из храма оправданным, то фарисей уходит осужденным.

Поэтому в нашей жизни бывают такие сложности из-за страсти тщеславия, мы сами себя превозносим над другими людьми, забываем, что мы грешники, что нужно каяться (о чем нужно помнить постоянно). Наша духовная болезнь смертельная. И покаяние должно быть не разовое, в субботу перед исповедью, а как внимание к своему сердцу, своим словам, делам, ежедневный анализ, как ты живешь. Только тогда можно привести себя в порядок. А если этим не заниматься – беда будет. Мы не видим этой страсти. Давайте будем к себе внимательны и попробуем эти общие проявления, которые, наверное, у всех нас проскальзывают, замечать в себе, каяться. Чтобы покаяние выстраивалось правильно и мы не были как фарисеи, которые только замечают грехи других, а себя не видят, будем как тот мытарь, который кается и от Бога получает прощение.

Напомню духовный закон: кто себя превозносит – унижен будет. Очень часто человек, который себя возвышает, оказывается униженным. Таким лекарством его Господь исцеляет. Чтобы не ждать этих падений, начнем заниматься сами. Помоги Господь вам, братья и сестры.