X Закрыть меню
МЕНЮ

Новости

Воспоминания прихожан о Великой Отечественной войне

26 апр 2012г.

По благословению отца Андрея вот уже второй год дети под руководством взрослого координатора проекта беседуют с прихожанами храма, которые, пусть и в юном возрасте, но еще успели застать войну. Ценность данной акции заключается в том, что с каждым годом носителей информации об этом героическом событии становится все меньше и меньше. Уже практически невозможно увидеть непосредственных участников боевых действий, но еще остались те, кто работал в тылу на заводах и в колхозах, находился на оккупированной территории.

Галина Константиновна Ковырзина, родом из д. Новый Брод Молотовской области (ныне Пермский край), вспоминает, что все мужчины были призваны на фронт. В колхозе работали женщины, дети и старики без перерыва с раннего утра до позднего вечера. Дети пололи, собирали колоски. И даже при такой тяжелой недетской работе жизнь брала свое: «дети есть дети, чтобы было веселее, устраивали соревнования: кто больше соберет». А подростки работали на уборке сена, на молотилке по 1,5-2 смены, в страду там же и ночевали. После выполнения плана возвращались домой уставшие, но при этом умудрялись петь песни, не унывали. Несмотря на войну, продолжали учиться в школах. «В то время плохо учиться было нельзя. Висел лозунг: «Все для фронта, все для победы!» А дети все чище воспринимают и правдивее. Раз написано, значит, так и надо поступать. Мы думали, что если, не дай Бог, не выучим уроки и схватим двойку, а отец-то воюет, и как там ему? И мать работала от зари до зари. Это очень подтягивало, воспитывало. Трудно было плохо учиться».  Вместе с новобродскими детьми учились дети, эвакуированные из блокадного Ленинграда, они были очень дружные, отзывчивые, старшие помогали младшим. Чувствовалось, что общее горе развило в них лучшие человеческие качества.

 

«Самым тяжелым, - рассказывает Галина Константиновна, - было ожидание похоронки. Когда видели почтальона, всматривались ему в глаза. Что он несет: заветное письмецо или трагическую весть? До сих пор помню, как пришла похоронка на папу, как мама потом навзрыд рыдала два дня».

Но была в войне и положительная сторона. «Такой взаимовыручки, взаимопонимания, сострадания теперь даже в мыслях ни у кого нет. Нищих было много, приезжали из городов. Мы всегда помогали, ломоть хлеба отрезали. Я не думаю, что в нашей деревне кто-то мог отказать нищим, им всегда подавали».

Слушая Галину Константиновну, у детей неизбежно возник вопрос: «Почему люди раньше были более отзывчивые, более чистые?». Потому что «все жили одинаково, жили от зарплаты до зарплаты, довольствовались малым, самым необходимым для жизни. А затем мы, родители, видевшие войну, стали жалеть своих детей, старались облегчить им жизнь, и это, наверное, расслабило детишек», - резюмировала Галина Константиновна, не перекладывая ответственность за «расслабленность» послевоенных детей на других.

Поэтому День Победы для  тех, кто пережил войну, был чем-то невероятным, «в кино даже такое, наверное, не предать: хохот и рев, песни и пляски, какое-то всеобщее ликование. Все бежали и кричали: «Победа! Война закончилась!»

Анна Николаевна Слезко провела войну в оккупированной немцами Брянской области. По ее словам, все жили в постоянном страхе, никуда не ходили, ничего не сеяли, фашисты забрали весь скот, следствием чего стал жуткий голод 1946-1947 гг., унесший жизнь 2 млн. чел. Немцы сожгли школу, две больницы, а вот храм не тронули, хотя службы в нем проводить не разрешали. Молились дома. И дед, и папа, который ушел в армию, были верующими, в семье постоянно читали Евангелие. Горе людей объединяло, а молитва помогала. «Когда мама получила похоронку на отца, - с болью в сердце вспоминает Анна Николаевна, - она шла, как не своя, и провалилась под лед. Шедший мимо мужчина ее спас, но она получила двустороннее воспаление легких. Дед сказал: «Деточки, вставайте на коленочки, будем молиться!» И мы молились. И Господь нашу маму сохранил». Мама всегда посылала неимущим отнести молока, приучала самим недоесть, но с ближним обязательно поделиться. Ели лебеду, щавель. «Когда пришли наши солдаты, где только люди что нашли, сразу нашлись и хлеб, и сало, все последнее вынесли. Радость была неописуемая».


Антонина Матвеевна Светоносова встретила войну 15-летней девчонкой, жила в частном секторе на ВИЗе, в г. Свердловске. Окончив семилетку, работала на военных складах и мастерских, разбирала и промывала винтовки и пулеметы, привезенные с фронта, делала саперные лопатки. За этот труд, как рабочий, получала карточку на 800 г. хлеба, что было большим подспорьем для семьи, ведь отец уже был прикован к постели, а в 1944 г. умер. «Очень трудно было, голодали, но жили дружно, друг другу помогали. За все слава Богу! Господа Бога мы тогда не знали, не благодарили, но Господь всегда с нами был, не оставлял нас».

И действительно, слушая рассказы ветеранов и очевидцев войны, детей не оставляло ощущение, что Господь оберегал и сохранял наших прихожан, предведуя наперед, что они придут к Нему под конец жизни.


Особенно это ощущалось, слушая рассказ о жизни Петра Тимофеевича и Анны Петровны Шальных, проживавших в Камышловском районе Свердловской области. А.П. Шальных родилась в 1932 г. в Пионерском поселке г. Свердловска, в землянке, и была пятым по счету, и вторым выжившим ребенком в семье. В пять лет осталась без матери, умершей при родах шестого ребенка. Так начался путь земных страданий рабы Божией Анны… Отец женился во второй раз, а в 1941 г. ушел на войну. Мачеха, недолго думая, присвоила себе все имущество, а падчерицу не пустила домой. Три дня провела Анна в дровянике в крещенские морозы, результатом чего стало обморожение рук и ног, а следствием – мучение на всю жизнь. Но Анна не роптала. Рассказывая об этом, со смирением добавляла: «Кому нужны были чужие дети, я ее не осуждаю, я сама из дома вышла, она меня не прогоняла». Уехав в родовую деревню в Камышловский район, познакомилась с мужем Петром Тимофеевичем. Их деды дружили, вместе ходили в церковь. В 1955 г. молодожены обвенчались в Ивановской церкви, куда они потом и ходили. Всякое было в их жизни. Но Господь не оставлял их. Со временем они по-настоящему воцерковились, участвовали в восстановлении Вознесенского храма.

Первые зерна веры Анна Петровна получила в детстве, наблюдая, как молится и читает Евангелие ее дед, царский офицер, староста храма, спасший иконы после его закрытия. Затем Господь посылал ей старых женщин, с которыми она любила общаться. Настоящих исповедниц, которые наставляли в вере, учили смирению и долготерпению. Даже работу подобрал ей Господь специфическую. Работая на Сортировке контролером грузов и комендантом, имела допуск к секретной информации, а значит, избегала шумных компаний, пирушек, гулянок. Таким образом, Господь хранил ее в чистоте. Анна Петровна с достоинством пронесла свой крест. Ее дочка родилась инвалидом и как бы ни советовали некоторые врачи сдать ее в детдом, категорически отказывалась. Господь, устами добрых людей говорил ей: «Твой крест тяжелый, но надо нести его». И несла. Вплоть до смерти дочери на 33-ем году жизни. Второй ребенок родился мертвым. «Видно, Господь не велел родить», - говорила Анна Петровна.     Мы видели, как уже, будучи глубоко больной женщиной, с трясущимися руками, Анна Петровна каждое воскресенье, пока могла, стремилась на Причастие, на встречу с Богом. Сама она объясняла эту тягу сильными молитвенниками на Небесах. Её двоюродный дед всю жизнь стремился на Афон, был неутомимым молитвенником и паломником. «Вот так мы и прожили, Господь помогал нам», - резюмировала свою жизнь Анна Петровна незадолго до смерти. И сейчас ее записанные воспоминания уже часть истории. Она умерла в конце декабря 2011 г. У Анны Петровны почти не было родственников. Обычно подобные похороны пожилых людей бывают очень малолюдными. Сейчас же храм едва вместил всех желающих проститься, пришли и пожилые люди, и дети. И их объединяло гораздо более сильное, чем кровное, родство. Ведь это было родство духовное.         В своей проповеди на отпевании о. Андрей Канев сказал, что ему « впервые за долгое время не хочется ничего говорить, потому что и так все ясно. Человек всю жизнь шел ко Христу, страдал, мучился, но не потерял главного – веры». Анна Петровна до последнего Причащалась, Соборовалась, «так неужели милостивый Господь не помилует ее?». И, действительно, у всех собравшихся было удивительно мирно на душе. Мы прибывали в ощущении, что хороним праведницу.

Собранные воспоминания о войне не лежат без дела, на этих рассказах воспитываются наши дети, а, значит, жива память о тех людях, которые достойно прошли свой жизненный путь, оказался востребованным их опыт. Быть может, поэтому в нашем приходе возникла идея создать поисковый отряд «Орленок» и поехать этим летом в места боевых действий, чтобы дети не просто теоретически услышали о войне, но и потрогали своими руками землю, пропитанную кровью тех, благодаря подвигу которых сохранилась жизнь на нашей русской земле.